ВОСПОМИНАНИЯ О ВОЙНЕ

 На рассвете передовой отряд прибыл на место. Сообразуясь с местностью, учитывая отсутствие соседей, отряд был вынужден занять оборону на широком фронте в 8 километров: Озерецкое – Рыбаки – Мышецкое – Владычино. Артдивизион под командованием старшего лейтенанта Н.Коваленко занял огневую позицию у совхоза «Озерецкий».

 Через сутки комдив В.Смирнов для обороны районного центра посёлка Красная Поляна прислал 4-ю стрелковую роту под командованием лейтенанта Н.Бойко и пулемётный взвод во главе с младшим политруком Л.Женевским. Солдаты стали готовить себе стрелковые и пулемётные гнёзда и ходы сообщения. Копать землю было тяжело, так как она успела хорошо промёрзнуть.

 В ночь с 27 на 28 ноября на Рогачёвском шоссе, в 300 метрах восточнее противотанкового рва, заняла огневые позиции 13-я зенитно-артиллерийская батарея 864-го зенитно-артиллерийского полка. Командир батареи воентехник 2-го ранга И.Жаворонков был тяжело ранен, поэтому его обязанности взял на себя лейтенант И.Кушаков. Комиссаром батареи был политрук Д.Сажнев.

 Огневые позиции заняли: справа от шоссе – первое орудие, боевым расчётом которого командовал старший сержант Г.Шадунц, слева от шоссе – второе орудие, командир – замполитрука В.Громышев, третье и четвёртое орудия сержантов А.Асылбаева и Артыгалиева заняли позиции сзади второго уступом влево. Артиллеристы, не теряя времени, сделали из снега валики, ниши и готовились к выполнению боевых задач.

В Киово, на дальнем повороте улицы, стоял замаскированный танк КВ. Танкисты получили задание не пропустить к Дмитровскому шоссе вражеские танки, если те сумеют прорваться в село.

Из воспоминаний Г.Шадунца:

- Винтовок, автоматов у нас не было, только много гранат. У меня был ручной пулемёт (я его купил у отходивших солдат за полбуханки хлеба) и наган.

За одну ночь мы выкопали в глубоком снегу яму для пушки (1 м. в глубину и 6 м. в диаметре). Сделали валик, чтобы колёса не были видны. Ставить пушку рядом с жилым домом по уставу нельзя. А мы поставили. Может, поэтому и живы остались?! А мимо нас шли беженцы с детьми, коровами.

Из воспоминаний В.Ивашенкова:

- Мы жили недалеко от лобненского переезда. Помню, как один фашистский самолёт прошёл низко над нами. Взвод наших отступавших солдат по команде «Воздух» рассыпался и залёг в придорожных канавах. А мы, мальчишки, стояли и смотрели. Только потом поняли, как это было опасно.

Из воспоминаний начальника политотдела 1-й ударной армии Фёдора Яковлевича Лисицына:

 - "А дело обстояло так. В ночь на 28 ноября части 7-й танковой дивизии противника, пользуясь неприкрытыми стыками между частями, захватили с ходу Яхрому, мост через канал и овладели населенными пунктами на его восточном берегу – Перемиловом и Семешками. Вслед за этим фашисты стали просачиваться на восток – в направлении Загорска и Пушкино.
 2-й стрелковый батальон 29-й стрелковой бригады оказался в окружении.
 О прорыве гитлеровцев в районе Яхромы командарм немедленно доложил в Ставку. Ночью же В. И. Кузнецов был вызван к аппарату.
 Сталин. - "Прорыв обороны в районе Яхромы и захват противником плацдарма на восточном берегу канала представляет серьезную опасность Москве.  Примите все меры к нанесению контрудара прорвавшейся группировки противника. Остановите продвижение, разгромите и отбросьте противника за канал. На вас возлагаю личное руководство контрударом".

Ф.Я. Лисицын - нач-к политотдела 1-й А

 Кузнецов. - "Задача понятна. Будет выполнена".
 Сталин. - "Об исполнении доложите".
 Кузнецов. - "Слушаюсь".

***

- "Критическое положение! Противник вот-вот ворвется в Дмитров, а здесь штаб армии, и войск нет.
И тут, на наше счастье, на линии железной дороги Яхрома – Дмитров появился бронепоезд. Он с ходу вел огонь. Машинист то резко бросал его вперед, то также стремительно уводил назад. Когда бронепоезд подошел ближе, мы с начальником связи подполковником А. Я. Остренко подбежали к нему.
Вскочив на подножку, я постучал по башне. В броне зияли две свежие пробоины и несколько вмятин. Люк открылся, в нем показался человек в кожаной тужурке, какие ранее носили командиры-танкисты, но без знаков различия, лицо его было испачкано мазутом.
– Командир бронепоезда № 73 капитан Ф. Д. Малышев, – представился он. – Веду бой, уничтожил восемь танков.
– Откуда попали сюда?
– Послан был вчера командующим Московской зоны обороны.
– А это кто ведет огонь впереди?
– Это моя вторая бронеплощадка.
Оказывается, поезд состоял из двух самостоятельных бронеплощадок, вооруженных пушками, пулеметами и зенитными орудиями.
Единоборство бронепоезда с 20 танками! Редчайший случай.
– Точно "Варяг" против японской эскадры! – вполголоса сказал Остренко"

За подвиг в боях под Москвой экипаж бронепоезда награждается орденом Красного Знамени, 18 человек из личного состава награждены орденами и медалями. Орденом Красного Знамени награжден посмертно пулеметчик бронепоезда коммунист Николай Фомичев, который проявил бесстрашие и мужество в боях. Именем Николая Фомичева названа одна из улиц Дмитрова.

  • Facebook Social Icon
  • img81_edited
  • Facebook - Black Circle
  • YouTube - Black Circle