ВОСПОМИНАНИЯ О ВОЙНЕ

  Как вспоминали жители Луговой, в посёлок Института кормов немцы пришли во второй половине дня, вернее, въехали.

  Несколько танков с красными флажками на броне двигались по дороге от Горок Киовских и от леса по полю. Сначала жители думали, что это наши, выскочили навстречу. Но застрочили пулемёты, и люди бросились в убежища и подвал здания Института. Один из танков свернул в сторону клуба, другой – к институту. Наши солдаты, остававшиеся в посёлке, отступили к железной дороге.

Из воспоминаний В.Шмелёва:

- За танками шла немецкая пехота. Фашисты стали выгонять людей из подвала, потом отобрали только мужчин, остальным приказали вернуться обратно. Нас построили в одну шеренгу, пересчитали и погнали в сторону клуба. Разместили нас на сцене и поставили часового.

Через некоторое время начали приводить пленных красноармейцев. Так просидели первую ночь. А на следующий день пришли солдаты и начали снимать с нас тёплую одежду: ватники, валенки, рукавицы. Ноги мы обмотали тряпками. А вечером нам объявили, что отправят нас в свой тыл. В суматохе мы с товарищами выбили оставшееся целым окно и спустились в котельную под первым домом. Немцы заходили туда два раза, заложили в котлы мины, но нас не заметили. Так мы остались в живых…

Из архивной справки Министерства обороны СССР:

- В ночь с 1 на 2 декабря и 2 декабря группа танков 134 танкового батальона вела бой в районе Красной Поляны и отошла к Хлебниково. Наши потери: 2 танка подбито и 2 не вернулись.

В результате авиабомбёжки в районе сосредоточения 1106 стрелкового полка убито 16 человек, ранено 5.

С утра 2 декабря 331 стрелковая дивизия с 134 танковым батальоном, 7 гвардейским миномётным дивизионом из района Хлебниково-Павельцево перешла в наступление в направлении Красной Поляны.

1106 полк вышел на рубеж Горки.

Из воспоминаний В.Горохова:

- 2 декабря группа немецких солдат во главе с артиллерийским офицером пришла в наш дом. Мы очень испугались. Они стали нас выгонять, говоря, что в доме поставят пушку. Потом начали рыть капониры для большого орудия, которое хотели привезти сюда, чтобы из него бить по Кремлю.

Из дневника Е.Гороховой:

- Немецкие солдаты, многие из которых не подозревали, что я их прекрасно понимаю, говорили при мне, не стесняясь. Особенно запомнилась одна группа. Они поругивали Гитлера, говорили о невозможности победить русских, об огромных потерях в немецких частях, выражали сомнение в возможности взять Москву. Вспоминаю одного солдата, который полдня читал у окна какую-то книжку.

Вошёл офицер. Солдат швырнул книгу за перегородку, вышел. Больше его не видела. А книга оказалась «Капиталом» Маркса на немецком. Видимо, горе-завоеватель решил разобраться, в чём сила русских коммунистов, которые, вопреки хвалёной немецкой логике, не поддавались натиску бронированных корпусов Гитлера, успешно громили их…

Из воспоминаний М.Комиссаровой:

- Со 2 декабря каждое утро часов в 10 прилетал наш самолёт и бомбил в районе краснополянской школы, где был расположен немецкий штаб. В это время было очень страшно.

Мой отец был председателем Пучковского колхоза. Ещё осенью его взяли на военную подготовку. Он должен был вернуться 30 ноября, но не пришёл. Соседка сказала, что он находится в здании райисполкома, куда немцы согнали всех мужчин. Мама с тётей собрали узелок с едой, украдкой подобрались к отдалённому окошку здания, постучали. От одного из пучковских мужчин узнали, что отца там нет. Он рассказал, что они голодные, воды нет, под охраной собирают на улице снег и растапливают его. Мама отдала ему все продукты и вернулась домой.

Из воспоминаний М.Лесиной:

- У подвала Института кормов появились три немца в белых халатах с автоматами, но не стреляли. Вывели всех, поставили на колени: впереди – взрослых, сзади – детей. Женщинам дали в руки чашки, якобы с хлебом-солью, и так фотографировались.

Руководители района и партизаны держали постоянную связь с подразделениями 20-й армии, штабами воинских частей, расположенных на рубеже канала Москва-Волга. Они встречались с командованием, информировали их об особенностях расположения занятых немцами населённых пунктов, рельефе местности, проезжих дорогах и т.п. Партизаны участвовали в совместных разведывательных операциях. Например, группы партизан А.Кондакова неоднократно ходили на лыжах в разведку на оккупированную территорию района к Белому Расту, селу Озерецкое, колхозу ГАБО, деревне Рыбаки, Круглому и Долгому озёрам, а также переправляли разведчиков через линию фронта в тыл врага. Партизаны ежедневно 2-5 декабря выясняли расположение и передвижение частей противника, их вооружённость, количество танков, орудий и огневых точек. Полученные данные помогли точнее наносить удары по врагу. Группа партизан А.Косицына действовала самостоятельно и выполняла задание руководства областного УМВД СССР.

"Луговая помнит о войне". Фильм Игоря Веретина

У твоего порога. СССР. Режиссер: Василий Ордынский

Суровая осень 1941 года. Немцы на подступе к Москве. Несколько зенитных батарей, охранявших небо столицы, были срочно брошены против немецких танков. На развилке дорог, возле домика, где живет женщина с тремя детьми, занял позицию орудийный расчет…

Ноябрь -- декабрь 1941. https://buchwurm.livejournal.com/263298.html

 

Привожу статью Igor Lissov (buchwurm) фрагментами - полностью можно ознакомиться по ссылке выше или здесь.


Крюково - Красная Поляна: часть вторая (27 ноября – 8 декабря)
В то время, как немецкая 7-я танковая дивизия по пути к Яхроме лишь задела в Ольгово восточный фланг группы Захарова, 23-я пехотная дивизия, наступая с рубежа Мостки – Новый Стан – Сенежское, 27 ноября охватила левый фланг 126-й стрелковой дивизии. Потеснив обескровленное соединение, 28 ноября немцы подошли к Комаровке и Кочергино, а к исходу 29 ноября 23-я пехотная дивизия захватила Каменку, Поповку, Рождествено и Горки. Части группы Захарова отошли в восточном направлении и оказались в полуокружении севернее Каменки, в Ольгово, а 23-я пехотная дивизия продолжила движение на восток на Никольское и Белый Раст.


После изоляции группы Захарова 2-я танковая дивизия генерал-лейтенанта Рудольфа Файеля, насчитывавшая около 50 танков, нанесла удар из района Есипово на Бабаиху. 30 ноября боевая группа командира 3-го танкового полка подполковника Карла Деккера ворвалась в Озерецкое, выбив оттуда 282-й стрелковый полк, а усиленная 2-я пехотная бригада под командованием полковника Эберхарда Родта продвинулась еще дальше на юг и вновь захватила райцентр Красная Поляна. 


Сегодня Красная Поляна входит в состав Лобни, да и другие районы города сохраняют названия тогдашних деревень. В 1941 году Лобня представляла собой лишь небольшой станционный и дачный поселок; расположенная в 5 км западнее Красная Поляна была намного более важным населенным пунктом. 
Так вот, 2-й батальон 304-го пехотного полка под командованием майора Эриха Райхманна взял 30 ноября соседнюю деревню Пучки, а 1-й батальон майора Эриха Бука захватил 1 декабря деревню Катюшки в 2 км к юго-востоку от Красной Поляны. Это была крайняя точка продвижения немецких войск под Москвой – Кремль и Катюшки разделяет всего 31 км по прямой. В тот же день 2-й пехотный полк полковника Ганса Кёлитца занял Горки Киовские и вышел к полотну железной дороги Савеловского направления севернее станции Лобня. 1 декабря 282-й стрелковый полк и 145-я танковая бригада группы Ремизова контратаковали в направлении Красной Поляны, но безуспешно. 

Красная Поляна
Немцы планировали далее захватить переправы через канал у Хлебниково и прорываться через него в южном направлении, на Долгопрудную, и на восток – к Мытищам. Карелл утверждает, что на станцию Лобня и в рекогносцировку к югу от нее была отправлена немецкая разведгруппа – отряд стрелков-мотоциклистов 62-го танкового инженерно-саперного батальона 2-й танковой дивизии и что ее возглавлял лично командующий 4-й танковой группой генерал Эрих Гёпнер. Пока немецкие мотоциклисты наводили шорох в Хлебниково, саперы 38-го танкового инженерно-саперного батальона взорвали станцию Лобня, чтобы нарушить коммуникации советских войск. 
Предвидя подобное развитие событий, еще 28 ноября Ставка приказала немедленно выдвинуть 64-ю бригаду 1-й ударной армии на подготовленный для обороны рубеж Черное – Сухарево – Киово (южнее Икшинского водохранилища вдоль Савеловского направления ж.д.) с задачей не допустить прорыва противника через Красную Поляну в направлении на Пушкино. 


64-я отдельная морская стрелковая бригада Тихоокеанского флота (6500 краснофлотцев с 59 полевыми пушками, командир – капитан 2-го ранга Б.И.Скорохватов) разгрузилась в Загорске и прибыла на фронт 29 ноября. Имея штаб в Марфино, бригада заняла оборону вдоль Дмитровского шоссе в районе Черная, Сухарево, Хлебниково и отражала разведывательные поиски противника. 


29 ноября группа А.И.Лизюкова была преобразована в 20-ю армию (командующий генерал-майор А.А.Власов, начальник штаба и исполняющий обязанности командующего полковник Л.М.Сандалов - ошибка: Сандалов - начальник штаба 20А - прим. ДМЛ). 30 ноября армию передали в состав Западного фронта. Ей было приказано занять рубеж Черная – Хлебниково – река Клязьма – Мелькисарово – Уское (3 км южнее Сходни). Штаб 20-й армии находился в Химках.

  • Facebook Social Icon
  • img81_edited
  • Facebook - Black Circle
  • YouTube - Black Circle