Оперативная группа Захарова

 Зам. комманд. Армии

- генерал-майор​     
Захаров Фёдор Дмитриевич

 Командир 133 сд

- генерал-майор

Швецов Василий Иванович

 Командир 126 сд

- полковник

Вронский Яков Никифорович

 Нач-к штаба 133 сд

Фролов А.С.

Ком-р 25 тбр

- полковник

Дубовой Иван Васильевич

Младенцев С.И. - ком-р курсантского полк

Ком-р курсантского полка

- Герой СССР, полковник

Младенцев Семен Иванович

Командир 681 сп 133 сд

Оборин И.И.

Командир 17-й кд

- полковник

В.А. Гайдуков

Ком. отд. п/танкового дивизиона 133 сд

Сальцин Иван Петрович

Комбат 681-го сп 133 сд

- лейтенант

Максименко Г.И.

Ком-р сводной группы 250-го зен./арт. полка 

- майор

Спиридонов Семён Лаврович

Ком-р 2-го б-на 418-го сп 

- мл.лейтенант

Пиневич С.В.

Нач-к штаба 2 б-на

418 сп 133 сд

Щеглов И.И.

Ком. 2-й батареи 400-го ап 133-й сд

Мансуров И.К.

 "Группа (оперативная группа) Захарова" - группа воинских соединений под общим командованием генерал-майора Захарова Ф.Д., сформирована на правом фланге 16-й армии К. К. Рокоссовского.

 Дата формирования: 19 ноября 1941 г., во время приезда в г. Клин заместителя командующего 16-й армией Захарова Ф.Д. с целью объединения под своим началом части армии, оборонявших город Клин.

 Уважаемый Карасёв В.С. выделяет 3 основных этапа боевого пути Группы:

  • 1-й этап: участие в обороне Клина и отход к Рогачевскому шоссе (с 19.11.1941 примерно по 25.11.1941);

  • 2-й этап: бои в районе Рогачевского шоссе (с 26.11.1941 по 02.12.1941);

  • 3-й этап: действия в составе 1-й ударной армии с 03.12.1941 по 13.12.1941 (отражение наступления противника на икшанском направлении, переход в контрнаступление и ликвидация группы). источник

 Со 2-го этапа (25 ноября 1941 года) в состав группы входили следующие воинские формирования:

 Общая численность войск группы составила не менее 16 тысяч человек (Карасёв, Рыбаков "Рогачёвский узел")

Карты военных лет 16 Армии

Карты военных лет 16 Армии

 Ещё 20 ноября 41-го в немецких планах прослеживается задача по окружению и уничтожению противника (войск РККА) в районе г. Клин: цитата из "Битвы под Москвой. Хроника, факты, люди". Книга 1. с.694 - "Целью операции на северном фланге группы армий «Центр» должно быть уничтожение противника в районе г. Клин путем двустороннего охвата. Для этого северный фланг действующих здесь моторизованных войск по достижению дороги Клин — изгиб р. Волга восточнее ст. Редькино должен быть повернут на восток, в то время как силы, наступающие южнее, продвигаясь сначала к востоку через Истра в направлении Солнечногорска, содействовали успеху наступления северной группировки. Обеспечение этой операции с востока должны взять на себя другие моторизованные соединения (например, смененные под г. Калинин)".

 23 ноября одновременно пали города Клин и Солнечногорск. 

 Здесь необходимо учитывать такое обстоятельство, что "2-й танковой дивизией [вермахта - прим. Авт.] захвачен в плен русский офицер связи, который ехал из 30-й армии в Бортниково (20 км северо-западнее Клина) к 16-й армии в Тиликтино. Он имел карту, на которой нанесена русская зона заграждения".

 Так в руки немцев попал план заграждений района Клин — Дмитров — Солнечногорск. Карту немедленно размножили и разослали подчиненным дивизиям, соседям, а также специальным самолетом высшему командованию. Изучая трофей, немецкий генерал пришел к выводу, что корпус находится на правом фланге советских войск и имеет прекрасную возможность ударить им в тыл.

 Задачу "зачистить" территорию южнее г.Клин, где находились основные силы группы Захарова, была поручена немецким командованием V-му армейскому корпусу, а конкретно: вначале - 106-й пехотной, а позднее и 23-й пехотной дивизиям вермахта.

 23-24 ноября происходило достаточно хаотичное отступление подразделений группы Захарова и лишь немногочисленные её части оказывали сопротивление наступающему противнику (641-й полк противотанковой обороны - подробнее).

 25 ноября 1941 г. немцам удалось вбить клин между смежными флангами 16-й и 30-й армий.

 

 На следующий день, обходя части 16-й армии с севера, противник пересек Рогачевское шоссе и 27 ноября вышел на подступы к Яхроме. Группа Захарова была вынуждена повернуть фронт обороны на север, заняв линию от Сенежского озера до Ольгова.

 

 28 ноября противник,захватив мост через канал Москва-Волга напротив Яхромы, образовал плацдарм на восточном берегу канала. В этот день войска группы Захарова, вмешавшись в борьбу за плацдарм, внесли существенный вклад в срыв оперативных планов верховного командования противника.

 Части 7-й танковой дивизии немцев, переправившиеся через канал, должны были выдержать сильный натиск частей 1-й ударной армии. Им немедленно потребовалось подкрепление. Но из пяти батальонов мотопехоты, которыми располагала в тот день немецкая дивизия, удалось вывести на плацдарм только два. Третий оборонял Яхрому на западном берегу. Один из двух оставшихся был связан боем с группой Захарова на Рогачевском шоссе, другой пытался двинуться на помощь к плацдарму, но был остановлен на пол пути войсками той же группы. Одновременно она атаковала позиции 7-й танковой дивизии с запада в районе с.Ольгово. Немцам удалось удержаться там сравнительно небольшими силами, но чувство неуверенности эти атаки  в них вселили. Результатом боев этого дня стало то, что немцы были вынуждены покинуть восточный берег канала.

 ...Немцы устремились по Рогачевскому шоссе к Красной Поляне (вблизи которой находилась их 2-я танковая дивизия), они были остановлены на Рогачевском шоссе группой генерала Захарова. Жестокие бои разгорелись в районе мало кому известной за пределами Дмитровского района деревни Клусово и ее окрестностях. И эти бои не принесли немцам успеха.

 Упорство группы Захарова позволило устранить возможность резкого (в несколько раз) усиления группы войск противника в непосредственной близости от Москвы, в районе Красной Поляны. Но это привело и к тому, что противник смог выйти в тыл группы. Она была вынуждена сойти со своих позиций, чтобы занять более удобные оборонительные рубежи. В ходе этого маневра группа и оказалась в окружении. Это самый близкий к Москве котел, в котором оказалось несколько советских соединений. В этот момент они собрали вокруг себя три немецких дивизии, появления которых у Москвы ожидал командующий группой армий "Центр".

 

 Только 1 декабря немецкие танковые дивизии действительно двинулись в указанном им направлении. Но это не привело к коренному изменению обстановки на ближайших подступах к Москве, в окрестностях Красной Поляны. Борьба на Рогачевском шоссе с уходом наших войск из-под Клусово далеко еще не закончилась.

 Группа Захарова хоть и начала отступление, но не ушла с этой важной дороги. Сначала она пыталась пробиться на юг вдоль шоссе через д.Каменку, но потерпела неудачу. Однако мешок, образованный немцами, оказался плохо завязан. Группа Захарова смогла отойти на восток через леса, потеряв много техники и вооружения, но сохранив в основном личный состав. При этом она продолжала «висеть» на фланге, шедших на юг немцев. Эту угрозу нельзя было игнорировать. Чтобы устранить ее, противник был вынужден придержать на месте танковые дивизии, а 23-ю пехотную изъять из V-го армейского корпуса и направить на восток, а не на юг. Это означало дальнейшую отсрочку в реализации планов наступления на столицу. И, в конечном счете, одна пехотная и две немецкие танковые дивизии (появления которых южнее ст. Лобня ждал командующий группой армий «Центр») так и остались в районе Федоровка-Каменка-Икша-Ольгово. Здесь им пришлось бороться с частями бывшей группы Захарова, бойцы которой теперь сражались в рядах 1-й ударной армии. Перейдя в ее подчинение, группа сменила командира (им стал генерал-майор В.И. Швецов) и рассталась с несколькими своими частями. Но основной костяк - стрелковые дивизии - продолжали вести бой и отразили 4 и 5 декабря на икшанском направлении последние попытки немцев вести наступление. Затем эти дивизии приняли участие в первом этапе начавшегося контрнаступления. В его ходе 126-я стрелковая дивизия была расформирована и ее личный состав и вооружение были переданы 133-й стрелковой. Это соединение было переброшено на другой участок Западного фронта, где опять включилась в жестокие бои за освобождение Подмосковья.

 «30.11.1941 немцы на рассвете начали нас атаковать и до 14 часов нами было отбито 6 атак. Примерно в 10-11 часов 30.11 налетели наши 2 самолета Пе-2 и начали бомбить д. Сафоново. При этой бомбежке наше 2-е орудие от прямого попадания было уничтожено вместе с расчетом. 122 мм орудие было при первом артобстреле д. Сафоново со стороны немцев, т.е. на рассвете, выведено из строя, и орудийный расчет тот полностью вышел из строя. Осталась одна 45 мм пушка. Но немцы почему-то атаковали без танков. 
 У нас были большие потери и убитыми и ранеными. А также осталось мало пулеметов и минометов. Командир 4-й роты мл. лейтенант Пшеничников — ранен, командир 5-й роты, фамилию не помню, — ранен, командир батальона ст. лейтенант Любимов (ему в д.Сафоново прибыл приказ 28.11.1941 о присвоении звания капитана) — ранен. 
 В третьем часу дня 30.11 немцы открыли по д. Сафоново артогонь, и меня ранило в левый висок, в результате чего я потерял левый глаз. Расчет 1-го орудия был почти весь выведен из строя, остались у орудия я и рядовой Иванов. 
 До вечера было сравнительное затишье, а потом из леса вышли 4 танка и, ведя огонь, двинулись на д. Сафоново. Рядовой Иванов при подноске снарядов был убит, и бронебойных снарядов у нас осталось 4 штуки, а осколочных было много.

 Оставшаяся пехота замерла в ожидании, так как танки были уже в 150 метрах от деревни. Наше орудие не открывает огня, и начали кричать в сторону нашей огневой позиции: «Вы что, так вашу мать, заснули?!» Орудие было побелено белой глиной, и на фоне снега его заметить было трудно на расстоянии 15-20 метров. Я зарядил орудие и выжидал приближения  танков.  Кстати,  танки  шли  без  пехоты  почему-то.  Но,  по-видимому,  из-за ранения мне казалось, что танки еще далеко, т.к. я потерял много крови. На расстоянии примерно 70-80 метров первым выстрелом был поражен головной танк, а потом и все остальные. За этот бой меня представляли к высшей правительственной награде ордену Ленина. 
 При ведении огня по танкам я не проявил никакого героизма, т.к. у меня было какое-то такое состояние, о котором трудно рассказать: во рту горечь, все безразлично, в оставшемся правом глазу мелькали желтые круги, которые мешали мне прицеливаться. Очень плохо видел сетку и перекрест в панораме. И было безразлично, убьют меня или не убьют. 
 Очень  много  раненых,  которые  были  в  состоянии  держать  оружие  в  руках,  вели огонь, т.е. из строя не вышли. Да и некуда было эвакуировать, тяжело раненых, кругом деревни Сафоново был враг. Деревня горела сильно. Раненых переносили из горящих изб в подвалы изб, которые еще не горели. 
 Я часто терял сознание, а потом приходил в себя, немного передвигался и опять терял сознание. 
 Необходимо отметить, что наш батальон сражался здорово! Было у нас много потерь, но за все войну и столько убитых немецких гадов не видел, как под деревнями Сафоново, Бутово, Поповка
 30.11.1941 г. примерно в 18 часов прибыли наши разведчики взвода полковой разведки и принесли приказ отходить к штабу полка, а в какую деревню — не знаю. С разведчиками прибыл политрук Цукерман Лазарь Вениаминович, который и тащил меня на своей шинели по снегу волоком несколько километров. Когда я приходил в сознание, то немного шел сам с его помощью, а потом опять терял сознание». 

 

В чем-то судьба сержанта П.В. Андреева схожа с судьбой его командира - генерала Захарова. Как действия генерала не получили должной оценки, так не была получена и заслуженная сержантом награда. Но 133-я стрелковая дивизия, сформированная в Новосибирске,в которой служил П.В. Андреев, была отмечена. Вскоре она стала 18-й гвардейской. И ее вклад в победу под Москвой не менее значим, чем у широко известной Панфиловской. Может кто-то из старшего поколения помнит крылатую фразу: «Москву спасли сибиряки». Так вот она относится в полной мере к этой дивизии. Самые драматические события на Рогачевском шоссе продолжалась всего несколько дней. Но это были те дни, когда счет шел на часы, которые требовались для сосредоточения 20-й армии в окрестностях Красной Поляны. Что бы ни запланировал противник на последние дни ноября 1941 г., можно с уверенностью сказать, что появление вместо одной трех, а то и четырех немецких танковых дивизий здесь, в непосредственной близости от столицы, создало бы для Западного фронта весьма серьезную проблему. Однако, благодаря действиям группы Захарова, этого удалось избежать. Но для широкой публики этот факт остается неизвестной страницей истории. 

 Маршал К. К. Рокоссовский (командующий 16-й армией) в мемуарах высоко оценил действия генерала Захарова, назвав их блестящими [Рокоссовский К. К. Солдатский долг. —  М.: Воениздат, 1985. —  С. 91], но в чем они заключались, практически не рассказал.

 

 Известно также, что после этих блестящих действий командовавший войсками группы генерал-майор Ф.Д. Захаров из заместителя командующего армией превратился в командира дивизии (c 13.12.1941). Правда, один из командиров дивизии группы, генерал-майор В.И. Швецов, наоборот, из командира дивизии стал командующим армией.


 Такие повороты в карьерах  военачальников, воевавших бок о бок,  видимо, означают, что маршал сделал свой окончательный вывод после войны, а в 1941 г. оценка произошедшего была не столь однозначной.

 (источник)

 Задержать и остановить врага удалось усилиями простых солдат и командиров. О них мы часто забываем и ограничиваемся перечислением командующих армиями, и, в лучшем случае, дивизий. Они сражались в местах, которые иногда мало кому известны и в пределах Дмитровского района. В недавно вышедшей книге «Рогачевское шоссе» (авторы В.С. Карасев и С.С. Рыбаков) посвященной этим событиям, названы имена более ста рядовых участников этих боев.

 Здесь же в качестве примера приведен рассказ одного из тех, кто сражался в составе группы Захарова. 

 

 Место действия — затерянная в лесах Клинско-Дмитровской гряды д. Сафоново. Автор цитируемых строк Павел Васильевич Андреев, тогда сержант, артиллерист, служивший в противотанковой  батарее. 

Ф.Д. Захаров и А.В. Чапаев (сын легендарного начдива, командир противотанкового дивизиона 511-го гап в период боев на Рогачевском шоссе). Фотография сделана в начале 1942 г., когда генерал Захаров стал командиром 133-й сд

Зенитная пулемётная установка 418-го сп 133-й сд (командир Третьяков, 1-й номер - Горемыко, 2-й - Изотов). Такие установки "прочесывали" деревья, борясь с немецкими "кукушками" при выходе из окружения

Остатки немецкого танка Т-III, найденные в районе Космынки

Памятный знак в лесу под Клусово на месте боев 133-й сд.

Поисковики сложили у знака металлические фрагменты, найденные на бывшем поле боя

Павел Муничкин и Сергей Рыбаков осматривают первые находки на месте раскопок. Слева на земле лежит характерная деталь: стойка шасси боевой машины "Пе" (Петлякова)

Карасев В.С., Рыбаков С.С. Рогачевское шоссе
Победа, обретенная в поражениях. Боевые действия группы Захарова. 
Ноябрь — декабрь 1941 года. Дмитров, 2014. — 400 с.: 64 с. вкл.

В книге рассказано о малоизвестном эпизоде битвы за Москву. Описан ход оборонительных действий правофланговой группы 16-й армии и ее вклад в победу советских войск в битве за Москву. Раскрыто влияние этих событий на общий ход сражения в северном Подмосковье. Дан анализ большого количества ранее неизвестных архивных документов РККА и вермахта.  Приведен поименный список потерь группы Захарова.

Карасев В.С.,  Рыбаков С.С. Рогачевский узел.

 От обороны к наступлению. Несколько эпизодов битвы за Москву.  Ноябрь — декабрь 1941  года. — Дмитров, 2011. — 272 с.: 48  с.
Книга посвящена боевым действиям в районе с. Рогачево в конце 1941г.
На основании анализа отечественных  и немецких источников описан ход оборонительных и наступательных действий левофлан­говой  группы  30-й  армии и ее вклад в победу советских войск в битве за Москву. Книга предназначена для широкого круга читателей, интересующихся  отечественной  историей.

  • Facebook Social Icon
  • img81_edited
  • Facebook - Black Circle
  • YouTube - Black Circle