64-я отдельная (морская) стрелковая бригада

64-я отдельная стрелковая бригада (27 декабря 1941 года Приказом НКО СССР № 0512 переименована в 64 отдельную морскую стрелковую бригаду) была сформирована на основании Приказа НКО СССР № 00110 от 18 октября 1941 года во исполнение Постановления Государственного Комитета Обороны № 810сс от 18 октября 1941 года в период с 21 октября по 26 ноября 1941 года в городе Нижние Серьги  Свердловской области (Уральский военный округ) из моряков Тихоокеанского флота и Амурской военной флотилии, курсантов военно-морских училищ и местных призывников. Свердловский областной комитет партии направил в соединение 400 коммунистов, многие из которых прошли Гражданскую войну. Свыше 60 процентов личного состава были коммунистами и комсомольцами. (источник)

Командиром бригады был назначен капитан 2 ранга Борис Иванович Скорохватов (в некоторых публикациях ошибочны даны его инициалы - Д.И. - исправляйте... - прим. ДМЛ), затем - полковник Чистяков Иван Михайлович (далее полковник Кулешов Андрей Данилович), начальником оперативного отделения майор А.Н. Филимонов, командирами стрелковых батальонов старшие лейтенанты М.А. Токарев, Г.Т. Ахметов и майор П.С. Фесенко - воспитанники Военно-Морского Флота, мужественные, стойкие офицеры, беспредельно преданные Родине.

Сведения 64 сбр на 27.11.41

Начальники штаба бригады:

Килько М.В. (Хилько Михаил Васильевич), майор - с середины ноября по начало декабря 1941 г., ();

Горбачёв Зот Кузьмич (майор) - с начала декабря по 20(24) декабря 1941 г. (примечания: был ранен в период 20(24) декабря 1941 г. в боях за с. Ивановское (Московской области) на Волоколамском направлении Битвы за Москву)

Чистяков Иван Михайлович

Командование 64-й ОМСБр:

Заместитель командира бригады: Кузьмин Гаврил Ермолаевич (полковник) - с середины ноября по 21 декабря 1941 г.,  (1894 - ?) – (примечания: Зам. командира бригады по строевой части. Погиб смертью храбрых 21 декабря 1941 г. в бою за с. Ивановское (Московской области) на Волоколамском направлении Битвы за Москву)

Военный комиссар бригады: Тулинов Василий Иванович (полковой комиссар) - с конца ноября 1941 г. по 31 января 1942 г., (- 1942) – (примечания: был тяжело ранен в бою 31 января 1942 г., умер в госпитале от полученных ран 10 февраля 1942 г.)

Скорохватов Борис Иванович, капитан 2-го ранга, командир бригады с середины ноября по 3(5) декабря 1941г.

Чистяков Иван Михайлович, полковник, командир бригады с 3(5) декабря 1941 г. по 4 января 1942г.

Начальник политического отдела бригады: Смирнов Георгий Тимофеевич (батальонный комиссар) - с конца ноября по 6 декабря 1941 г. (- 1941) - (примечания: погиб в бою 6 декабря 1941 г. в районе с. Белый Раст Дмитровского района Московской области)

Бригада, только разгрузившись из вагонов на станции Хотьково (по иной информации: первый эшелон – на станцию Луговая, второй – на станцию Загорск (ныне Сергиев Посад), третий – на станцию Хотьково), закрыла собой самое незащищенное направление на Москву. Начальник Генерального штаба Б.М. Шапошников считал этот участок фронта в конце ноября 1941 года самым опасным местом в обороне Москвы – правым крылом Западного фронта, практически не прикрытом войсками, куда только 29 ноября начали выдвигаться части и соединения 1-й ударной армии (от Яхромы до Белого Раста) и 20-й армии (от Белого Раста до Крюково).

Штаб бригады находился в Марфино (фото памятного знака)

29 ноября - 3 декабря.

29 ноября (ещё в составе 1-й УА - передана 20А на следующий день - прим.ДМЛ) бригада (командир бригады капитан 2 ранга Б.И. Скорохватов, военком - полковой комиссар В.И. Тулинов) заняла оборону на правом фланге 20-й армии в районе Черная, Сухарево, Хлебниково (фронт обороны бригады - 17-19км.!!! - прим. ДМЛ) с задачей не допустить прорыва противника в район г. Пушкино и до 3 декабря вела оборонительные бои.

С 16:00 2 декабря на левом фланге началась передача района обороны Хлебниково, Ерёмино 35-й сбр согласно приказа Штарма №2 от 01.12.41.

Прим. ДМЛ: согласно воспоминаниям Д.Гордовского бригада (2 сб) заняла оборону у станции Луговая 1-2 декабря 1941 года - ссылка

1-й отдельный стрелковый батальон (к-р - ст. л-т Токарев Михаил Андреевич), 2-й отдельный стрелковый батальон (к-р — ст. л-т Ахметов Назид Давидович), 3-й отдельный стрелковый батальон (к-р — майор Фесенко Федор Васильевич), отдельный артиллерийский дивизион 76-ти мм орудий; отдельный противотанковый дивизион 57-ми мм орудий; отдельный минометный батальон 120-ти мм минометов; отдельный минометный батальон 50-ти и 82-х мм минометов (к-р - капитан Кычаков Дмитрий Апполинарьевич), отдельные роты; разведчиков, автоматчиков (к-р - л-т Иванов Василий Иванович), противотанковых ружей, саперная, медико-санитарная; отдельный батальон связи; авторота подвоза; взвод ПВО крупнокалиберных пулеметов.

3 декабря.

В 11.00 по Приказу командующего 20-й армией 64-я (морская) стрелковая бригада, взаимодействуя с 24-й танковой бригадой (согласно Журнала боевых действий танковая поддержка 3.12.41 была от 31 мсбр (тбр) - прим. ДМЛ) и с 331-й стрелковой дивизией, начала наступление в общем направлении на запад с задачей "уничтожить противника в деревне Белый Раст, овладеть районом Никольское, Белый Раст, Зарамушки, прочно обеспечить правый фланг армии"

3-7 декабря.

Бригада вела ожесточенный бой с противником, защищавшим укрепленный пункт Белый Раст на рубеже дер. Кузяево. 4 декабря 1-й батальон, под командованием ст.лейтенанта М.А. Токарева и ст.политрука И.Ф. Миронова, сломил сопротивление вражеских войск, овладел дер. Кузяево и ворвался в Белый Раст. Но, не успев закрепиться, подвергся контратаке противника, которая поддерживалась ураганным артиллерийско-минометным огнем и танками. 

«Нэ так всё было, савсэм нэ так!»

  Неся большие потери, 1-й батальон был вынужден отойти из Белого Раста на западную окраину Кузяево, где перешел к обороне. 5 и 6 декабря наступление продолжали 2-й и 3-й батальоны бригады. Преодолевая ожесточенное сопротивление противника, они несколько продвинулись вперед, но большого успеха не имели.

 

В ночь на 6 декабря (см. примечание 6) командование бригады (с 4 декабря бригадой командовал полковник И.М. Чистяков) организовало налет роты краснофлотцев-автоматчиков под командованием заместителя начальника 1-й части штаба бригады батальонного комиссара Г.И. Лихоманова на Белый Раст. Морские пехотинцы на десяти танках 24-й танковой бригады, уничтожив боевую охрану противника, ворвались в Белый Раст, подавили несколько огневых точек и забросали гранатами фашистов, спавших в крестьянских домах. При этом было уничтожено до 70 фашистских солдат и офицеров. Танкисты своим огнем уничтожили два орудия, подожгли шесть танков и разбили несколько бронетранспортеров противника.

Но так как 1-й стрелковый и минометный батальоны бригады, наступавшие на Белый Раст со стороны Кузяево, вовремя не подоспели, танковый десант из-за своей малочисленности не смог закрепить первоначальный успех. Противник контратаковал и вынудил десантный отряд отойти на исходные позиции.

В ночном бою тяжело раненный командир десанта батальонный комиссар Г.И. Лихоманов был захвачен в плен. Фашисты подвергли Лихоманова жестоким истязаниям, пытаясь вырвать нужные им данные. Не добившись ничего, они зверски убили его. (вместе с 39-ю матросами - см. воспоминания - прим.ДМЛ)

Советское правительство наградило Г.И. Лихоманова посмертно орденом Ленина. (см. примечание 6)  подробнее

7 декабря во взаимодействии с 24-й танковой бригадой продолжала наступление.

После ожесточенного кровопролитного боя 1-й батальон вновь овладел дер. Белый Раст.

В районе Белый Раст, Никольское противник оставил на поле боя не менее 200 своих солдат и офицеров, 2 тяжелых и 6 средних танков, 29 грузовых и 4 легковых автомашины, 10 бронемашин, 12 мотоциклов, 7 орудий, 8 ручных пулеметов, боеприпасы, рацию и другое военное имущество.

7-9 декабря.

Бригада, являясь передовым отрядом 20-й армии, с боями преследовала врага до Волоколамска. На нее возлагалась задача обеспечить правый фланг армии и вести неотступное преследование противника.

9 декабря командование бригады выделило подвижный передовой отряд лыжников из 600 человек с задачей перехватить Ленинградское шоссе и Октябрьскую железную дорогу севернее Солнечногорска, воспрепятствовать отходу противника на северо-запад и не допустить подхода его резервов. Отряд возглавил командир бригады И.М. Чистяков. Остальные силы бригады должны были прикрывать и обеспечивать действия передового отряда.

 

10 декабря передовой отряд с ходу занял несколько деревень, вышел у Солнечногорска в район Дома отдыха, перехватив Ленинградское шоссе и Октябрьскую железную дорогу. Тем самым противник был лишен возможности отходить по шоссе на Клин. Остальные части бригады 10-11 декабря с боем овладели Шихово, Федотово и, продвигаясь вперед, к утру следующего дня сосредоточились в районе Дома отдыха.

Несмотря на то, что бригада непосредственно не брала Солнечногорск, ей принадлежит определенная заслуга в освобождении города и спасении его от разрушения отступавшими фашистскими варварами. Оценивая роль 64-й морской стрелковой бригады в освобождении Солнечногорска, Военный Совет 20-й армии отмечал: "Боевым маневром бригада... не дала возможности фашистам подбросить новые резервы от Клина в Солнечногорск и отступить в боевом порядке на северо-запад. Одновременно с этим маневром бригада, содействуя продвижению других частей армии, заставила немцев быстро очистить Солнечногорск, не дав возможности фашистам уничтожить город.
 

13 и 14 декабря части бригады и 24-я танковая бригада в ходе преследования противника овладели Замятино, Надежнино, Троицкое и продолжали наступление. Особенно сильное сопротивление враг оказал в с. Троицкое, где он создал мощную оборону по западному рубежу р. Катыш. В бою за Троицкое было уничтожено до 100 солдат и офицеров противника, захвачены большие трофеи. К этому времени подвижные отряды под командованием генералов Ф.Т. Ремизова и М.Е. Катукова обошли Истринское водохранилище с севера и с юга и освободили г. Истра. Гитлеровцы, опасаясь окружения, отступили и закрепились по линии р. Лама, Руза.

15 декабря бригада возобновила преследование противника, продолжавшееся с боями до 20 декабря. Командование бригады, чтобы помешать противнику оторваться от наших частей, создало подвижную группу, куда вошли 1-й батальон бригады, 9 танков 24-й танковой бригады.

Руководство группой было возложено на командира 24-го танкового полка. В ходе преследования части бригады с боями освободили десятки населенных пунктов. Особенно сильное сопротивление противник оказал в с. Татищево, где было уничтожено несколько десятков гитлеровцев и захвачены трофеи.

Утром 20 декабря бригада при поддержке танков 31-й танковой бригады овладела с. Пушкари, выбив из населенного пункта до двух батальонов пехоты противника.

В районе Волоколамска южнее Пушкари развернулся ожесточенный бой частей 331-й стрелковой дивизии за овладение городом. На помощь 331-й стрелковой дивизии были брошены 1-й батальон и рота автоматчиков 64-й морской стрелковой бригады, состоявшая исключительно из краснофлотцев Тихоокеанского флота. Рота ворвалась в Волоколамск с севера и оказала большую помощь дивизии в разгроме фашистских войск, оборонявших город. 20 декабря Волоколамск был освобожден.

Командир 64 осбр с января (04?) 1942 года -

А.Д. Кулешов

21 декабря бригада продолжает вести бой за ИВАНОВСКОЕ, имея перед собой до двух батальонов пехоты противника, усиленного артиллерией и двумя минометными батареями.

23 декабря бригада была сильно потрёпана. Был убит полковник КУЗЬМИН. Поэтому был выпущен к 20.00 23.12. новый Боевой приказ за № 014 которым вводилась в бой 352 сд во взаимодействии с 64 сбр и 331 сд, атакуя противника на участке ИВАНОВСКОЕ - ТИМКОВО.

Только к 13:00 24 декабря ИВАНОВСКОЕ было окончательно очищено от противника, который отошел на МИХАЙЛОВКА.

26 декабря бригада во взаимодействии с 55 сбр вели бой с противником на выс. 180,1, где были встречены сильным пулеметным огнем и огнем минометов с южной окраины ВЛАДЫЧИНО и северной окраины МИХАЙЛОВКА.

Далее 64 сбр наступала во 2-м эшелоне за 352 сд.

Герой Советского Союза, генерал-полковник Иван Михайлович Чистяков на станции Луговая. 1973 год

 

Данилюк Лаврентий Корнеевич. Погиб в бою у ст. Луговая. До 1966 г. его могила находилась на приусадебном участке П.Н. Панина. В сохранившихся списках потерь его имени нет. Но можно с уверенностью утверждать, что он воевал в 64-й стрелковой бригаде.

Из книги В.Карасёва "Белый Раст"

 

Воспоминания воинов 64-й осбр

 Осенью 1941 года немецко-фашистские оккупанты оказались на подступах к Москве. На полях Подмосковья развернулась одна из крупнейших битв Великой Отечественной войны. В конце сентября, когда началось оборонительное сражение советских войск, враг имел под Москвой миллионную армию, тысячи орудий, минометов и сотни самолетов. (См. Великая Отечественная война Советского Союза.   Краткая история. Изд. 2-е. М., Воениздат, 1970, стр. 115, 124.)

 Три наших фронта — Западный, Резервный и Брянский — сдерживали врага на Западном направлении в период оборонительных боев, а 17 октября вступил в сражение Калининский фронт, который прикрывал Москву с северо-запада.

 В результате трудового подвига народа, героических действий Красной Армии, дисциплины и выдержки бойцов и командиров, руководимых, направляемых и вдохновляемых ленинской Коммунистической партией, гитлеровский план захвата столицы потерпел полный провал. Теперь перед советскими войсками встала новая задача: отбросить немецко-фашистские армии от Москвы, разгромить ударные группировки врага, окончательно снять угрозу, нависшую над столицей.

 Решение этой важнейшей задачи требовало новых сил и средств. И войска Западного направления непрерывно получали это подкрепление.
 В октябре началось формирование 10, 26 и 57-й резервных армий. В конце ноября в район Москвы были выдвинуты 20-я и 1-я ударная резервные армии. Непрерывным потоком подходили в районы Подмосковья, Рязани, Ряжска и другие пункты свежие соединения и объединения. (См. История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941—1945. Т. 2. М., Воениздат, 1963, стр. 271.) Сибирь и Урал, Средняя Азия и Дальний Восток посылали на защиту столицы лучших сыновей.

 Среди нового пополнения выделялись своей подтянутостью и организованностью бойцы морской пехоты Тихоокеанского флота. Тихоокеанцы отправляли с кораблей большие группы моряков, которые при формировании становились костяком новых морских стрелковых бригад.

 Одна из таких групп тихоокеанцев была выделена для формирования 64-й отдельной морской стрелковой бригады. Морякам было приказано отправиться в Свердловскую область, где начало формироваться это соединение. Командование с полным основанием рассчитывало, что моряки-дальневосточники будут надежно и прочно цементировать каждое новое подразделение, придавая ему железную крепость и нерушимую стойкость.
 В конце октября на одной из станций Дальневосточной железной дороги моряки-тихоокеанцы провожали своих товарищей на Урал. На митинге сослуживцы пожелали им боевых успехов, дали наказ свято хранить и умножать славные морские традиции, беспощадно бить фашистских захватчиков.

 Отвечая на добрые пожелания тихоокеанцев, политрук Е.В. Фролов от имени товарищей по оружию сказал, что морские пехотинцы будут насмерть стоять у стен Москвы.

 Через несколько дней эшелон прибыл к месту формирования. В лесу уже находилось несколько подразделений отдельной морской стрелковой бригады.

 Закипела горячая работа. Днем и ночью шли занятия, боевые стрельбы, выходы в поле.

Моряки, рослые, бравые, веселые, трудились упорно, овладевая наукой побеждать. Среди них выделялся матрос Виктор Мурзин, отличный корабельный сигнальщик.

 Это был истинно русский богатырь, косая сажень в плечах, ростом выше двух метров, а по характеру добрый и прямодушный человек.   Под стать морякам были сибиряки и уральцы. Многие из них уже прошли боевое крещение на фронтах Отечественной войны, имели ранения и теперь снова возвращались в действующую армию.

 Сибиряк рядовой Василий Гришин, познакомившись с моряками, заявил: «Каких замечательных матросов к нам прислали! С такими и воевать весело». Лейтенант Андрей Горовчук, ободренный таким добрым словом, сказал, что моряки в бою не подкачают.

 Каждый учебный день, каждый час был проверкой этих качеств людей, одетых в черные бушлаты. И моряки везде показывали хороший пример, настойчиво осваивали материальную часть оружия, учились метко стрелять, тактически грамотно действовать на полевых занятиях.
 Молодая морская стрелковая бригада крепла день ото дня. Местные партийные органы и райвоенкоматы пополняли ее людьми, готовыми пойти в бой. Свердловский обком выделил около 400 политбойцов. В каждой роте были созданы партийные и комсомольские организации, избраны партийные и комсомольские бюро в стрелковых батальонах, артиллерийских и минометных дивизионах.

 Личный состав обмундировали в общеармейскую форму, но многие моряки на память о родном флоте оставили при себе тельняшки, поясные ремни и бескозырки.

 В итоге большой работы в бригаде были сколочены три стрелковых батальона, артиллерийский и минометный дивизионы, отдельная рота разведки, рота связи и саперная рота, медико-санитарный батальон и хозяйственная рота. Правда, не хватало вооружения и автотранспорта, но командование бригады рассчитывало все это получить до выезда на фронт.

 Ощущался также некомплект младшего командного состава. Из этого затруднения командование выходило просто: на должности командиров отделений, помощников командиров взводов и старшин выдвигали рядовых бойцов, которые хорошо справлялись со своими обязанностями.

 Командиром бригады был назначен капитан 2 ранга Д.И. Скорохватов (ошибка в инициалах - правильно Б.И. - прим. ДМЛ), начальником штаба майор М.В. Килько, начальником оперативного отделения майор А.Н. Филимонов, командирами стрелковых батальонов старшие лейтенанты М.А. Токарев, Г.Т. Ахметов и майор П.С. Фесенко — воспитанники Военно-Морского Флота, мужественные, стойкие офицеры, беспредельно преданные Родине. Но товарищи еще не имели достаточной общевойсковой подготовки, не обладали опытом организации взаимодействия пехоты с артиллерией и танками. Командиры батальонов хорошо понимали это и потому настойчиво учились, осваивали фронтовой опыт. В дальнейшем они стали примерными общевойсковыми офицерами.

 В морской бригаде удалось сколотить также отличный коллектив политических работников. Политотдел возглавил батальонный комиссар Г.Т. Смирнов, бывший секретарь горкома партии. Инструкторами политотдела и военкомами батальонов стали кадровые политработники и работники горкомов и райкомов партии…

 …24 ноября командование бригады получило боевой приказ о переброске всех частей и подразделений в район Москвы.

 В пути соблюдался строгий распорядок дня, продолжалась учеба. Командиры теоретически отрабатывали тему о действиях артиллерии и минометов в оборонительном и наступательном бою, солдаты изучали винтовку, автомат и пулемет.

 Работники политотдела, комиссары частей и политруки проводили беседы о положении на фронтах Великой Отечественной войны, разъясняли сводки Совинформбюро, популяризировали подвиги героев.

 Эшелоны быстро приближались к столице. Перед окнами проплывали города и села, запорошенные снегом поля и леса, скованные льдом реки и озера. И все это сливалось в сознании людей в одно великое и прекрасное слово — Родина. Как она дорога сердцу советского человека, солдата!
 С каждым часом бригада приближалась к фронту, где шли упорные бои на ближних подступах к столице.

 28 ноября эшелоны прибыли на подмосковную станцию Хотьково Северной железной дороги и стали быстро разгружаться. В это время гитлеровцы совсем рядом выбросили парашютный десант в количестве 220-250 человек с задачей захватить коммуникации на подступах к Москве.

 Командир бригады приказал командиру 1-го батальона старшему лейтенанту М.А.Токареву уничтожить десант. Для молодых, необстрелянных солдат это дело было первым экзаменом, первым испытанием их мастерства, воли и мужества. И они выдержали эту проверку.

 Батальон действовал смело и решительно. Моряки окружили десант и в скоротечном бою истребили его. (Архив МО СССР, ф. 85, оп. 2, д. 5, л. 7.)

 

Бригада прибыла под Москву в то время, когда противник пытался завершить второй этап своего наступления на столицу, начатый 15 ноября под условным названием операция «Тайфун». В начале наступления его фланговые ударные группировки окружили Москву с северо-запада и юго-востока. Всего три железные дороги, связывающие город со страной, оставались в наших руках. Однако к концу ноября темпы продвижения противника стали ослабевать. Советские войска все чаще начали переходить в контратаки и наносить врагу ощутимые удары.

 За 20 дней своего ноябрьского «генерального наступления» гитлеровцы потеряли более 150 тысяч человек убитыми и ранеными, около 800 танков, не менее 300 орудий и около 1500 самолетов. (См. Г. К. Жуков. Воспоминания командующего фронтом. Сб. «Битва за Москву». М., изд-во «Московский рабочий», 1966, стр. 73.)

 Однако враг, не считаясь с потерями, стремился любой ценой пробиться к Москве. 23 ноября он нанес мощный удар по городу Клин. Несмотря на упорное сопротивление наших войск, город пришлось оставить. После этого противник стал продвигаться в сторону канала имени Москвы. Через пять дней передовой отряд немецкой танковой дивизии захватил мост через канал в районе Яхромы. Теперь неприятель рассчитывал перебросить всю танковую дивизию через канал и начать наступление на Москву с северо-востока.

 Так планировал враг. Однако так не случилось. Дело в том, что к 30 ноября передовой отряд был разгромлен частями резервной 1-й ударной армии, а вскоре она переправилась на западный берег канала и вынудила неприятеля перейти здесь к обороне.

 В первых числах декабря в результате героического сопротивления 16, 30, 1-й ударной и 20-й армий Западного фронта северная ударная группировка противника понесла большие потери и перешла к обороне на всем фронте.

 64-я отдельная морская стрелковая бригада вошла в состав 20-й армии Западного фронта и по приказу командующего армией генерал-лейтенанта Д.Д. Лелюшенко (?) заняла оборону на участке Черное, Сухарево, Хлебниково общим протяжением около 20 километров. Батальоны растянулись в одну линию, без вторых эшелонов, без достаточных противотанковых средств, имея значительный некомплект автоматического оружия, боеприпасов для артиллерии и минометов.

 Бригада получила задачу оборонять стык между 20-й и 1-й ударной армиями и не допустить прорыва противника в направлении Пушкино, Черное, Хлебниково. (Архив МО СССР, ф. 82, оп. 1, д. 2, л. 100).

 Уже 30 ноября в районе Пушкино (? - я не ошибся. Ниже схема №1 - комм. ДМЛ) 2-й и 3-й стрелковые батальоны завязали ожесточенный бой с передовыми отрядами 106-й пехотной и 2-й танковой дивизий, которые вклинились в оборону 3-го батальона и стали теснить его.

 Столкнулись две противоположные силы: оккупанты, рвущиеся вперед, мечтающие о захвате чужой земли, и советские воины, сражавшиеся за свободу, за счастье и светлое завтра своего народа. Кто победит в этой схватке? С первых дней войны Коммунистическая партия заявила твердо: победа будет за нами. И голос партии, воля партии, благородные идеи освободительной войны вошли в плоть и кровь советского народа, всех его вооруженных защитников.

 Недаром в этот критический момент так вдохновляющее, так сильно и мощно звучал призывный голос военкома батальона старшего политрука И.Ф. Булатова: «Моряки! Бейте фашистов! Полундра!»

 Голос его еще звучал в морозном воздухе, а молодые стрелки уже поднялись и кинулись в контратаку. Под мощным натиском советских моряков враг дрогнул, замер, остановился, а затем обратился в бегство, несмотря на свое численное превосходство. Рядовые В.Т. Сорокин и Е.М. Калмыков из взвода лейтенанта А.Ф. Горовчука фланговым огнем из станкового пулемета уничтожили свыше 60 гитлеровцев. Артиллеристы батареи старшего лейтенанта Н.С. Нечаева подбили два танка.

А. Ф. Горовчук

 Успех окрылил личный состав бригады. Все почувствовали себя уверенней, поняли, что не так черт страшен, как его малюют.
 Оправившись после этих ударов, гитлеровцы 3 декабря, изменив направление своего удара, вновь начали здесь свои атаки. Им удалось овладеть несколькими населенными пунктами. Их передовые части рвались в направлении Хлебниково. Однако войска 20-й и 1-й ударной армий и на этот раз в ожесточенных боях обескровили фашистов и вынудили их перейти к обороне.

Схема №1 Прорыв обороны противника и наступление 64–й отдельной морской стрелковой бригады в составе 20–й армии с 4.12.41 г. по 18.1.42 г.

 Учитывая важность направления и близость Москвы, Ставка Верховного Главного Командования усилила 20–ю армию, выделив в распоряжение командующего 331–ю, 332–ю стрелковые дивизии и 35–ю отдельную артиллерийскую бригаду резерва Главного Командования.

 В результате сильных контрударов Красной Армии северо–западнее Москвы и упорной обороны юго–восточнее столицы ударные группировки врага понесли огромные потери и к 5 декабря вынуждены были перейти к обороне. Теперь советские войска могли нанести мощный ответный удар большого масштаба.

 Ставка Верховного Главного Командования отдала приказ войскам Юго–Западного, Западного и Калининского фронтов без какой‑либо паузы перейти в контрнаступление и разгромить гитлеровские войска под Москвой.

 5 декабря по приказу командующего Западным фронтом 20–я армия во взаимодействии с 1–й ударной армией перешла в наступление, нанося удар в направлении Красная Поляна, Солнечногорск.

 Командующий 20–й армией поставил перед 64–й отдельной морской стрелковой бригадой задачу: нанести удар в направлении на Кузяево и Озерецкое и совместно с 24–й танковой бригадой уничтожить противника в селении Белый Раст. К исходу дня освободить села Каменка, Белый Раст, Стародальная. Одним батальоном содействовать 331–й стрелковой дивизии в уничтожении противника в районе Красной Поляны. Одновременно бригада должна была прочно обеспечить правый фланг армии от контратак противника.

 На основе приказа командующего армией командир бригады поставил перед батальонами следующие задачи: 1–му стрелковому батальону с подразделениями усиления нанести удары в направлениях Парамонове и Базарове), освободить Кузяево, Икша, Базарово и к исходу дня выйти на рубеж Каменка, Поповка; 2–му стрелковому батальону с подразделениями усиления наступать в направлениях Поповка и Озерецкое. К исходу дня овладеть Белым Растом и Озерецкое; одновременно оказать 331–й стрелковой дивизии содействие в разгроме противника в районе Красной Поляны; 3–му стрелковому батальону наступать во втором эшелоне за 2–м батальоном. На рубеже Сухарево, Киево развернуться в боевой порядок из‑за правого фланга 2–го батальона и наступать в направлении Белый Раст, Стародальная.

 Весть о предстоящем наступлении молниеносно по «солдатскому радио» облетела все подразделения и вызвала большой подъем.

 Комиссар бригады В. И. Тулинов, проходя по подразделениям, подтвердил, что действительно наступление скоро начнется, но обратил внимание бойцов на то, что враг коварен и силен и шапками его не закидаешь.

 - Придется драться не на жизнь, а на смерть, — сказал комиссар. — Таков приказ Родины!

 Моряки заверили своего комиссара, что они с честью выполнят поставленную перед ними задачу.

 Условия погоды перед наступлением несколько осложнились: за последние два–три дня выпало много снега. Толщина снежного покрова доходила до 45–50 сантиметров, а в низких местах до 60 сантиметров. Держались довольно сильные морозы, но все люди были хорошо обмундированы, и холод их не пугал.

 В подразделениях тщательно готовились к наступлению. Командиры рот и взводов уточняли силы и огневые точки противника.

Несколько групп разведчиков ушли в ночной поиск. Коммунисты Ю.С. Сафронов, Е.И. Замятин, Н.Г. Колоколов и В. Мурзин получили приказание взять «языка». Ночная темнота и поднявшаяся пурга помогли разведчикам. Одетые в маскировочные халаты, они незаметно, ползком продвигались к вражеским траншеям. Заметив, что пулеметчики, находившиеся на фланге подразделения, ушли ужинать, смельчаки решили с ходу напасть на солдата, который вел наблюдение за передним краем. Мурзин тихонько подполз к окопу и дал своим сигнал. Моряки забросали окопы гранатами, затем обстреляли пулеметчиков, которые, оставив котелки с кашей, пытались помешать нашим разведчикам. А в это время Мурзин могучим кулаком ударил по голове наблюдателя, сбил его с ног, схватил за шиворот и потащил в свое подразделение.

 Гитлеровцы не сразу разобрались в том, что тут у них произошло, а когда поняли и попытались отбить своего солдата, было уже поздно: наши разведчики приближались к наблюдательному пункту бригады. Пленный дал ценные сведения, которые немедленно были доведены до всех подразделений.

 Утром 4 декабря после короткой артиллерийской подготовки части бригады начали атаку противника. На рубеже Кузяево, Икша развернулся ожесточенный бой с гитлеровцами, имевшими здесь численное превосходство в живой силе и технике. 1–й стрелковый батальон стремительной атакой отбросил их и к полудню освободил Кузяево. 2–й стрелковый батальон очистил от врага совхоз «Озерецкий» (?), а 3–й стрелковый батальон, войдя в бой в назначенном районе, также освободил Киево (?).

 Противник, понеся большие потери, начал отступать. Развивая наступление, моряки вскоре ворвались в Белый Раст. Здесь завязался ожесточенный бой, переходивший порой в рукопашные схватки. Гитлеровцы подбросили подкрепление, предприняли ряд контратак и вынудили 3–й стрелковый батальон отойти.

 В боях за Белый Раст отличился взвод артиллеристов под командованием младшего политрука А. Дуклера. Взвод прикрывал отход 3–го стрелкового батальона, но позже сам оказался отрезанным от своих. Большой группе воинов все же удалось вырваться из кольца и вернуться в свои боевые порядки. Но несколько моряков во главе с Дуклером оказались в окружении. Они не растерялись и продолжали бой. На окраине села моряки захватили кирпичный дом, вкатили в него свою 57–миллиметровую пушку со снарядами и организовали круговую оборону. Немцы под прикрытием двух танков окружили дом и предложили сложить оружие. Старшина Г. Литвинов, считавшийся до войны лучшим наводчиком береговой артиллерии Тихоокеанского флота, двумя выстрелами из пушки поджег один танк, а второй отошел в укрытие. Тогда рядовой А. А. Коблов поднялся на чердак, метнул оттуда связку гранат и подбил вторую машину. Гитлеровцы попытались отомстить смельчакам. Десятки фашистов пошли в атаку на «матросскую крепость». Встреченные метким огнем из автоматов, они отошли и окопались, потеряв надежду на капитуляцию маленького гарнизона. До вечера шел неравный огневой бой. Расчетливо и точно стрелял из пушки старшина Литвинов.

 Вечером, под покровом темноты, группа моряков покинула кирпичный дом на окраине села Белый Раст, неся на руках раненых товарищей, среди которых был и младший политрук Алексей Дуклер.

А. Дуклер

 Ночью 5 декабря (см. примечание 6) рота автоматчиков, посаженная на десять танков 24-й танковой бригады, во главе с батальонным комиссаром Г.И. Лихомановым совершила смелый и дерзкий налет на село Белый Раст. Действия танкового десанта должен был поддержать 1-й стрелковый батальон.
 Десантники, уничтожив боевое охранение противника, внезапно ворвались в село. Автоматчики в упор расстреливали огневые точки и забрасывали гранатами фашистов, спавших в крестьянских домах. Танкисты огнем из своих орудий подбили шесть танков, два орудия, несколько бронетранспортеров и пулеметов.
 Среди вражеских солдат началась паника, но закрепить успех не удалось, так как 1-й стрелковый батальон задержался в пути и не смог поддержать десантников.
 Немецкий гарнизон в селе Белый Раст состоял из двух батальонов 23-го пехотного полка 106-й пехотной дивизии и располагал 18 танками и 20 орудиями. Используя свое численное преимущество, гитлеровцы организовали сильную контратаку и вынудили десантников отступить.

 В ночном бою тяжелораненый батальонный комиссар Г.И. Лихоманов попал в плен. Фашистские варвары, пытаясь получить нужные им данные о замыслах командования армии, силах и средствах наших частей, подвергли его нечеловеческим пыткам. Ничего не добившись, они зверски замучили комиссара. После освобождения села Белый Раст Г.И. Лихоманова похоронили с воинскими почестями. Краснофлотцы поклялись жестоко отомстить врагу за муки своего любимого комиссара. 

 Президиум Верховного Совета СССР посмертно наградил батальонного комиссара Г.И. Лихоманова орденом Ленина.
 7 декабря 1-й стрелковый батальон стремительной атакой вновь ворвался в село Белый Раст и завязал ожесточенный уличный бой. Перекрывая грохот канонады, повсюду раздавалось громкое «ура». Оккупанты оказывали отчаянное сопротивление, беспрерывно контратаковали при поддержке танков, понимая, что с потерей этого важного узла обороны они лишатся возможности снабжать свои войска, действующие в районе Красной Поляны, и оголят свой фланг.
Моряки, отбивая контратаки, упорно продвигались вперед, очищая от врага дом за домом. В этом ожесточенном бою, неоднократно переходившем в рукопашные схватки, они проявили мужество и стойкость. Коммунисты и комсомольцы шли впереди атакующих групп, показывая пример героизма и отваги.
Коммунист старшина разведывательной роты М.С. Борщевский метким огнем из автомата уничтожил шесть солдат. Дважды раненный, он продолжал сражаться, забрасывая противника гранатами.
 Пример коммуниста, его смелость и мастерство вдохновляли всех, кто действовал рядом с Борщевским. Присматриваясь к тому, как ловко и точно посылает он в цель пулю за пулей, гранату за гранатой, солдаты смелее шли вперед, активно вели огонь, а когда требовалось — пускали в ход гранаты.
Именно таким образом поступал в этом бою комсомолец Т.П. Завадский. Поддерживая атаку стрелковой роты огнем миномета с открытых позиций, отважный воин был ранен. Быстро перевязав рану, он продолжал вести огонь до полного разгрома противника в селе.
 В этом первом крупном бою за важный населенный пункт люди действовали с каким-то особым подъемом, напористостью и дерзостью.
 Наблюдалось своеобразное негласное соревнование: каждый старался быть впереди, сделать, может быть, больше того, что он мог в обычных условиях, чтобы достойно выполнить приказ командира. Яркий пример тому — настоящий подвиг коммуниста краснофлотца В.С. Гришина. Он подпустил на близкое расстояние немецкий танк и связкой гранат подбил его, а выскочивший из машины экипаж расстрелял из автомата.
Когда в минуту передышки товарищи спрашивали Гришина, не страшно ли, мол, было так близко подпускать танк, он отвечал, что не думал об этом.
 - На меня лезла стальная громада. Мной владело одно желание — остановить ее, подбить или поджечь. Вот о чем думал я, когда крепко держал в руке связку гранат. О другом не думал, все остальное в тот момент забылось, отошло куда-то. Теперь я понял: если хочешь победить врага, собери свои силы в кулак, проникнись желанием, готовностью, ненавистью к фашисту — и ты будешь непобедим.
 В один из критических моментов боя начальник политотдела бригады батальонный комиссар Г.Т. Смирнов повел небольшую группу бойцов в атаку против сотни пьяных гитлеровцев, и они отступили. Важный участок переднего края остался за нами. Появление политработника среди бойцов явилось сигналом к действию. Люди как-то вдруг встряхнулись, собрались с силами, почувствовали, что они могут сражаться лучше, активнее. Батальонный комиссар вдохновил их личным примером, волевым призывом к смелой борьбе. Эти два замечательных качества политработника — личный пример и горячее призывное слово, которым Смирнов всегда мог удесятерить силы бойцов, — окружающие чувствовали на каждом шагу, везде и всюду. Вот почему с комиссаром Смирновым они охотно шли в бой, уверенно атаковали, забывали об усталости, побеждали страх. Г.Т. Смирнов погиб в этом бою. Моряки отомстили фашистам за смерть любимого комиссара.

 Враг понес большие потери. В его руках оставался один-единственный каменный дом на окраине села Белый Раст, откуда строчил пулемет, прикрывая дорогу, по которой отходили уцелевшие оккупанты. 

 Под огнем пулемета краснофлотцам пришлось залечь. Тогда старшина 2-й статьи коммунист Александр Федоров ползком пробрался к дому. По дороге его несколько раз ранило, но он все же нашел в себе силы бросить гранату, которая взорвалась, не долетев до окна. В это время старшина заметил большую группу гитлеровцев, выходивших из леса. Он быстро сбросил каску, вытащил из кармана бескозырку, надел ее на голову и, поднявшись во весь рост, бросил последнюю гранату. Герой, сраженный фашистской пулей, уже не слышал разрыва. Он не увидел также, как поднялись в решительную атаку его товарищи.
Противник бежал, оставив в селе сотни трупов, 8 танков, 29 грузовых и 4 легковых автомашины, 12 мотоциклов, немало другого оружия и военного имущества (Архив МО СССР, ф. 82, оп. 1, д. 2, л. 101.1).
 Белый Раст теперь был в наших руках. Пал еще один опорный пункт врага. В этих боях смертью храбрых погибло немало советских моряков. Товарищи навсегда сохранили память о них. В ноябре 1942 года, когда фашисты были уже далеко от Москвы, в Белый Раст приехала группа моряков, возглавляемая политработником А. Дуклером. Они воздвигли здесь памятник погибшим воинам. На мраморной доске золотыми буквами высекли слова: «Героическим морякам, павшим смертью храбрых в боях с немецко-фашистскими захватчиками при защите родной Москвы. Декабрь 1941 года».
 После изгнания оккупантов из села местные жители нашли пушку, оставленную группой младшего политрука А. Дуклера при выходе из окружения. Теперь это орудие № 115 хранится в Центральном военно-морском музее в Ленинграде. На нем надпись: «С этим орудием воевал зимой 1941 года отряд моряков под командованием младшего политрука Дуклера».

Инструктор-политотдела-64-осбр-Наумов-А.

Инструктор политотдела 64 осбр Наумов А.Г. и командир батареи Ефремов в освобоженном селе Белый Раст, декабрь 1941 г

 Освободив Белый Раст, бригада уверенно двинулась вперед. 8 декабря она заняла другой важный узел немецкой обороны — Озерецкое, затем помогала соседу слева - 331-й стрелковой дивизии в боях за освобождение Красной Поляны.
 В это время командующий 20-й армией получил приказ перерезать Ленинградское шоссе севернее Солнечногорска, чтобы окружить и разгромить обороняющие город вражеские части. Выйти севернее Солнечногорска и перерезать шоссе было приказано 64-й морской бригаде. Эту задачу предстояло решить вновь созданному подвижному лыжному отряду.
 В своих воспоминаниях «В боях под Москвой» командир бригады И.М. Чистяков, сменивший 5 декабря 1941 года на этом посту капитана 2 ранга Д.И. Скорохватова, писал: «Отряд должен был состоять из 800 человек, вооруженных автоматами или винтовками, минометами, противотанковыми ружьями и постоянными в то время нашими спутниками — бутылками с горючей смесью и гранатами. Через командиров я обратился к морякам с вопросом: «Кто хочет добровольно идти на лыжах в обход Белого Раста?»

 Добровольцами оказались все воины бригады. Тогда я приказал комбатам отобрать всех умеющих ходить на лыжах. Выяснилось, что в действительности из всех прибывших на лыжах могут ходить лишь около 150 человек... Я объяснил морякам задачу, рассказал о предстоящих трудностях и посетовал на то, что многие из них лыжами не владеют. Но моряки дружно ответили: «Было бы желание, а умение приобретем. Главное — врага бить умеем». («Военный вестник», 1966, № 11, стр. 21).

Полностью данную книгу можно прочитать здесь...

Приведённый выше фрагмент воспоминаний Аврамова В.Ф. вызывает очень много вопросов, которые рассматривались и ранее, и в трудах В.С. Карасева  (г.Дмитров, Московская обл.) - книге "Белый Раст" и Докладе от 15.05.2015 г.  в  ИАИ  РГГУ  на  Девятых  Всероссийских  краеведческих чтениях  (секция  «События  военной  истории  в  регионах  России.  Великая  Отечественная война в истории края»).

Поэтому - только максимально вдумчивое и всестороннее изучение как документов войны, причём всех воюющих сторон, так и исследований краеведов могут открыть для нас правдивую историю 64-й осбр в ноябре-декабре 1941 года по обороне Москвы и последовавшему декабрьскому контрнаступлению... - комментарий ДМЛ.

 

Из воспоминаний капитана первого ранга в отставке  Наумова Виктора Ивановича, участника боёв за

Белый Раст: (http://urf.podelise.ru/docs/823/index-104741.html#917161):

 «Штаб 64 ОМСБ(отдельной морской стрелковой бригады, переброшенной под Москву с Тихоокеанского флота)  находился в Марфино, что недалеко от Катуара.
 29 ноября 1941 года бригада перешла Дмитровское шоссе и весь день ставили 59 орудий на танкоопасных направлениях.  30 ноября шёл противотанковый бой.  3 декабря бригада пошла в наступление во главе 20 армии, взяли деревню Кузяево, ворвались в белый Раст.
 Но передовой отряд моряков был выбит из села. 39 матросов  и командир были отрезаны, раздеты догола, выколоты глаза, распороты животы, на лбу выколоты звёзды.
 4-7 декабря разведка боем, подготовка к штурму села Белый Раст…


 Штурм села Белый Раст.
 Село стоит на высоком холме. В центре – церковь с колоколами. В стереотрубу видна Москва. Стоит на развилке (на росстанях) дорог: Рижская ж.д., Ленинградское шоссе, Савёловская ж.д., Дмитровское шоссе, канал «Москва -  Волга», Ярославское шоссе.
 Здесь центр управления артогнём немцев.
 В Белом Расте и совхозе Озерецком , село Озерецкое находилась 21 танковая дивизия из 3-4 групп генерал – полковника Гепнера (более сотни танков, не считая БТР и машин).
 8 декабря утром  мороз был – 40 градусов. 64 отдельная морская стрелковая бригада  была построена на опушке леса. Перед строем прошёл командир бригады полковник Чистяков И.М., комиссар полковник Туманов
(? - Тулинов) и штаб.
 По цепи передали приказ: «Приказано взять Белый Раст любой ценой. Ориентир – Церковь в центре села.    Приказа на отход не будет».
 Так как почти все снаряды артиллерии бригады были израсходованы 30 ноября при отражении прорыва на Москву 21 танковой дивизии немцев на Дмитровском шоссе, артиллеристов поставили в строй в шеренги 1-го батальона (1500 чел.) ст. лейтенанта Токарева М. Впереди шеренг (цепей) были 45 мм пушки – 4 шт.
 По команде «Снять шинели! »- сняли, уложили аккуратно у ног с вещмешками.
 По команде « Надеть бескозырки! Примкнуть штыки » - надели, примкнули.
 По команде  : «На руку! Прямо шагом марш!» - пошли молча.
 Видимо, немцы  не видели цепи в чёрном на тёмном фоне леса и не стреляли  (всю ночь они бросали осветительные ракеты).
 Снег под тысячами пар сапог (слева 2-й батальон, справа – 3-й батальон)  очень громко скрипел; визжал, звенел лёд под снегом в низинках; ленточки замёрзли и гремели как железные…
 Я шёл в третьей цепи. Шли минут 15-20 , казалось вечно, ни о чём не думалось, кроме «Неужели это я? Почему нет огня? В Москве, наверное, слышно?».
 Когда подошли к окраине села, к улице шириной метров 100, у подножья холма заревели танки, небо разорвалось, загремело, среди цепей -  разрывы мин и снарядов. С угла сарая застучал пулемёт, кто-то из моряков сунул в щель гранату – угол осел, и пулемёт заглох.

 Раздалось громкое протяжное как вой «Полундра!», и моряки побежали вверх  к церкви, на ходу сбрасывая бушлаты, суконки, оставаясь в тельняшках. Когда добежали до Церкви, в окопах стояли 4 немецких танка и 4 пушки.
 С колокольни были сброшены пулемётчики, и выставлен Красный флаг с  бескозыркой и синим воротником  ( через час флаг с колокольни сняли, и поставили  на крыльце каменного дома, где разместился штаб бригады).
 Построились. Каждый третий был в тельняшке. Стали считать живых. На поле и склонах лежали чёрные точки – казалось, что убитых тысячи. Это были убитые и раненые моряки, умиравшие от мороза  (- 30 градусов).
 Снятые на ходу бушлаты, суконки, воронки от мин и снарядов…
 Привезли походные кухни, серые шинели и ватники, ватные штаны. Привезли и мешки и шинели, снятые перед штурмом.
 Из списков батальонов и дивизионов убыло 1500 человек, возможно и больше. Появился взвод НКВД. Привезли лыжи и белые халаты. Набрали 800 лыжников, поставили «сорокопятки» на лыжи, 76 мм пушки оставили.
 Горели 17 подбитых немецких танков, и 10 танков танковой  бригады М. Катукова.
 Без отдыха пошли на Солнечногорск, впереди скрылись лыжники. Лошади, бурят – монголки, лохматые и белые, ногами молотили снег, не доставая грунта (низкорослые), так что приходилось и лошадей вытаскивать, и пушки на лыжах на себе таскать. После Белого Раста - дальнейшее наступление и потери. 

Страшен был штурм Лудиных Гор под Волоколамском, страшные бои были за село Ивановское (на холме) – несколько раз переходило из рук в руки-то немцев, то наше.
 Приказом Жукова моряков поднимали по 10, а то и 18 атак в день. Впервые появился Командарм - 20 генерал Власов. Немцы где-то разрушили плотину, и перед Лудиными горами разлилась река Лама.
 Снег перемешался с водой, моряки двигались по пояс в ледяной каше. Лудина гора была защищена немцами ярусами – доты, дзоты, миномёты и пушки. Моряки скатывались с горы с пушками вместе.

ШАПКИ - В КАРМАНАХ, В АТАКУ- В БЕСКОЗЫРКАХ!
 11 декабря  64 бригада ворвалась в Солнечногорск, 15 декабря вышла к Волоколамску и до 20 декабря вела бои за пригородные села. 20 декабря в Волоколамске видели казненных повешенных 8 комсомольцев. 21 декабря я был ранен. Очнулся в госпитале в г. Александров. Позднее узнал, что к 31 декабря 1941 из 6500 человек бригады собрали только 500 человек с оружием в руках.
 Командир батареи  64 ОМСБ лейтенант ВЯЧЕСЛАВ  КОЗЛОВ, нашедший упокоение в микрорайоне Трудовая посёлка Некрасовский  Дмитровского района Московской области - один из тысяч погибших героев в боях за свободу нашей Родины. Он погиб 7 декабря 1941 года в бою за Белый Раст  (4 км от Трудовой).
Ему было всего 20 лет...»

 "...19-20 декабря 55 бригада продвигалась по правому флангу 20 А  вслед подвижным группам Ремизова и Катукова, которые к вечеру 19 декабря вышли к северо-восточной (слобода Пушкари) и восточной окраинам Волоколамска и взяли Волоколамск с 3 ночи до полудня 20 декабря. В этот же полдень, не снижая темпа наступления командование бросило танковый десант пехоты 64 сбр на танках 24 тбр дальше — на Ивановское, которое располагалось на западном берегу Ламы. Танковый десант не удался. Отошли с потерями. За период 20-29 декабря в боях за район села Ивановское — 64 сбр из-за потерь уже не могла более самостоятельно вести боевые действия и нуждалась в пополнении (за 9 дней боев погибли один за другим: комбат М. А. Токарев, зам.командира бригады Г.Е. Кузьмин, комиссар бригады В.И. Тулинов)". - https://lugrubej.wordpress.com/2018/03/06/55-стрелковая-бригада/

Примечания: "морской" бригада начала именоваться только во второй половине декабря 1941 года, а именно с приказа НКО №0512 от 17.12.1941г.

"Морские стрелковые бригады на сухопутных фронтах"

Стела «Морякам-тихоокеанцам и красноармейцам-сибирякам, стоявшим насмерть на рубеже г.Лобня в великой битве за Москву»

 
  • Facebook Social Icon
  • img81_edited
  • Facebook - Black Circle
  • YouTube - Black Circle