331-я стрелковая дивизия

Командир дивизии, генерал-майор Король Федор Петрович
Начальник Штаба
- п/полковник 
Пуховский Н.Ф, (доп)
Зам.начальника Штаба майор Зобин
Военком Штаба старший батальонный комиссар Таращенко

1104-й (к-р - майор Региня Франц Павлович, капитан Грахов Михаил Михайлович, нш - капитан Трибеда Василий Иванович, до 06.12.1941, капитан Григорьев, до 26.12.1941 ), 1106-й (к-р - майор Штейнлухт Михаил Аронович) и 1108-й (к-р - майор Калиш Александр Карлович), стрелковые полки; 896-й артиллерийский полк (к-р - капитан Лопух Арсений Ильич), отдельный минометный дивизион; 619-й отдельный зенитный дивизион; 783-й отдельный батальон связи; 612-й отдельный саперный батальон; 417-й отдельный медико-санитарный батальон; 394-я отдельная моторизованная разведывательная рота; 397-я автотранспортная рота; 410-я отдельная рота химзащиты; 186-я полевая хлебопекарня; 1411-я полевая почтовая станция; гурт скота; дивизионный ветеринарный лазарет; 773-я полевая касса Сбербанка; отдельный стрелковый взвод ОО НКВД; особый отдел НКВД; военная прокуратура; военный трибунал.

1-е донесение 331-й сд

Состояние дивизии за 2 недели до начала боёв под Москвой

  • 1104-й стрелковый полк,

  • 1106-й стрелковый полк,

  • 1108-й стрелковый полк,

  • 896 артиллерийский полк,

  • 253 отдельный истребительно-противотанковый дивизион (с 1.2.42 г.),

  • 298 зенитная артиллерийская батарея (619 отдельный зенитный артиллерийский дивизион) — до 20.4.43 г.,

  • 508 минометный дивизион (до 5.10.42 г.),

  • 394 отдельная разведывательная рота,

  • 509 (612) отдельный саперный батальон,

  • 783 отдельный батальон связи (783 отдельная рота связи),

  • 417 медико-санитарный батальон,

  • 410 отдельная рота химической защиты,

  • 397 автотранспортная рота,

  • 186 полевая хлебопекарня,

  • 756 дивизионный ветеринарный лазарет,

  • 1411 полевая почтовая станция,

  • 773 полевая касса Госбанка.

2 декабря 1941 года дивизия сосредоточилась в районе Хлебниково, Павельцево, Котово. Дивизия получила задачу выбить противника из населенных пунктов Катюшки, Горки, Пучки, Красная Поляна.

Действуя совместно с 28 стрелковой бригадой, 331 стрелковая дивизия задачу выполнила. С 8 по 20 декабря части дивизии, преследуя отступающего противника, продвигалась в направлении Солнечногорск, Волоколамск. Солнечногорск был обойден с юга, что вынудило противника оставить город без боя.

19 декабря части дивизии достигли окраин Волоколамска и, ворвавшись в город на плечах отступающего врага, после трехчасового боя освободили его от захватчиков.

  Сформирована в августе - ноябре 1941 года  в основном из рабочих и колхозников Орловской области как 331-я Брянская Пролетарская стрелковая дивизия. С приближением фронта была передислоцирована в Тамбовскую обл., в г. Мичуринск в сентябре 1941 г., где и продолжила формирование и сколачивание подразделений. Номер получила после выхода Директивы ГШКА № орг/2/539994 от 11.08.41 для Орловского ВО (Брянская обл. образована в 1944г, до этого часть ее входила в Орловскую).

Дивизия была сформирована к 15 сентября 1941 года. 1 ноября дивизия из состава Орловского военного округа была выведена, включена в состав 26 резервной армии и переводилась в город Алатырь Чувашской АССР. С 1 декабря 1941 года 331 стрелковая дивизия в действующей армии. Выгрузившись в этот день на станции Химки, дивизия вошла в состав 20 армии Западного фронта. Дивизия имела в своем составе 873 человека высшего, старшего и среднего командного и начальствующего состава, 10600 человек младшего начальствующего и рядового состава. Дивизия была неплохо вооружена (*).
(*) Например, во время декабрьских боев в составе 20 армии большинство бойцов дивизии было вооружено автоматическими винтовками. В январе количество автоматических винтовок  снизилось, но все-таки составляло половину автоматических винтовок, имевшихся на вооружении во всех других частях и соединениях 20 армии вместе взятых (на 10 января 1942 года 1126 из 2261 во всей армии).

С 24 декабря 1941 года по 25 января 1942 года дивизия участвует в Волоколамской наступательной операции 20 армии. К 24 декабря дивизия имела в своем составе 4455 человек. С 20 декабря дивизия вела ожесточенные бои с противником, закрепившемся на рубеже Тимково, Хворостинино, Лудина Гора.

331 стрелковая дивизия вместе с 1 гвардейской танковой бригадой и 352 стрелковой дивизией, 64 морской стрелковой бригадой вошла в оперативную группу Катукова (командира 1 гвардейской танковой бригады).

К 10 января дивизия имела в своем составе 3463 человека. Потери дивизии с 24 декабря по 10 января составили 3287 человек, получив пополнение 742 человека. 13 января части дивизии выбили врага из Аксеново. 14 января был выбит противник наиболее укрепленного опорного пункта Лудина Гора, который к этому времени была уже в тылу наступающих войск 20 армии.

Оборонительный рубеж немцев на этом участке был прорван. Начинается преследование отходящего противника. С 10 по 27 января 331 стрелковая дивизия наступает в направлении Середа, Палатки. 27 января части дивизии вышли к новому оборонительному рубежу врага в районе Крутицы, Палатки, Болтеиха. Потери 331 стрелковой дивизии в боях с 10 по 25 января составили 738 человек. За это же время дивизия получила пополнение 913 человек.

 С 31 января по 16 февраля дивизия вела наступление из района Баранцево, Старые Рамешки юго-восточнее Пустой Вторник.

 

 С 16 февраля вела бои с противником, укрепившемся в районе Аржаники, Крутицы, но успеха не имела. С 15 марта по 20 апреля 331 стрелковая дивизия действовала в составе 5 армии Западного фронта. С 20 апреля дивизия снова в составе 20 армии. 20 апреля 1942 года закончилась Московская битва. 331 стрелковая дивизия участвовала в ее наступательной фазе. Дивизия за это время прошла с боями около двухсот километров, освободила от немецко-фашистстких захватчиков 138 населенных пунктов, в том числе районные центры Красная Поляна, Волоколамск. Были захвачены трофеи: 1 самолет, 69 танков, 494 автомашины, 4 бронемашины, 29 тракторов и тягачей, 92 мотоцикла, стрелковое вооружение, боеприпасы и другое военное имущество.
 С июля дивизия участвует в Погорело-Городищенской наступательной операции 20 армии. 331 стрелковой дивизии с поддерживающей ее 17 танковой бригадой была поставлена задача прорвать оборону противника в районе излучина реки Держа, 1 километр северо-западнее Ботино, Ботино, нанести удар в направлении Александровка, Губино, Аннино и во взаимодействии с 88 и 354 стрелковыми дивизиями уничтожить противника в районе Губинка, Федоровское, Акулино. Ближайшая задача – овладеть рубежом высота с отметкой 208,5, северо-западный угол леса полтора километра северо-восточнее Михалкино, дальнейшая задача – овладеть рубежом высота с отметкой 204,9, Аннино, отрядом закрепления[4] привести в оборонительное состояние опушку леса восточнее Михалкино. 17 танковая бригада должна была захватить переправы через реку Синюю на участке Федоровское, Аннино. Предполагалось, что 17 танковая бригада с пехотой 331 стрелковой дивизии будет выброшена в дальнейшем в район Кульшево, Гребенкино, Карамзино. Эти передовые части должны были захватить переправы через Вазузу на участке Тимонино, Хлепень. Предполагалось, что на начальном этапе операции наступающие части 331 стрелковой дивизии и 17 танковой бригады будут поддерживать 15 и 302 гаубичные артиллерийские полки, 37 гвардейский минометный дивизион и дальняя артиллерия 312 стрелковой дивизии (312 стрелковая дивизия находилась во втором эшелоне армии и вводилась в бой из района восточнее Михалкино.).

 Справа должна была наступать 251 стрелковая дивизия, слева – 354 стрелковая дивизия.
 Части 331 стрелковой дивизии  заняли исходное положение перед самым началом наступления, сменив левофланговые части 251 стрелковой дивизии, которые ранее занимали участок фронта, предназначенный теперь для наступления 251, 331 и 354 стрелковых дивизий и частей 8 гвардейского стрелкового корпуса. В первом эшелоне дивизии в наступлении действовало два стрелковых полка, каждому из которых придавалась танковая рота 17 танковой бригады. Ширина участка, прорываемого каждым полком, составляла один километр. В район Ботино переместилось командование и часть штаба 20 армии.
 Утром 4 августа после артподготовки части 331 стрелковой дивизии форсировали Держу и перешли в наступление. К 14 часам части дивизии овладели Михалкино и Губино. В бой был введен второй эшелон дивизии и к 18 часам были освобождены Раково, Акулино, Аннино, Ильинское, Брюхачево. 5 августа наступление было продолжено. Части дивизии наступали в обход Семичастного Мха. Передовой отряд к вечеру вышел в район Васютник, Коптеловка. На следующий день дивизии было дано распоряжение наступать в направлении устья Гжати. 6 августа части 331 стрелковой дивизии к исходу дня, заняв сначала Истратово, вышли к Вазузе в районе деревни Сельцо. Этот район стал местом ее боевых действий в последующие семь месяцев. Часть сил дивизии из района Истратово повернули к Печорам.

 331 стрелковая дивизия участвовала в Московской битве, Ржевско-Сычёвской, наступательной операции «Марс», Ржевско-Вяземской 1943 года, Смоленской, Белорусской, Гумбинненской, Восточно-Прусской и Пражской наступательных операциях. 1104 стрелковым полком во время боев в ходе проведения операции Марс командовал подполковник Зиновьев Михаил Николаевич, 1108 стрелковым полком - подполковник Анастасьев Иван Федорович. Во время Смоленской наступательной операции участвовала в освобождении города Смоленск. 25 сентября 1943 года командир стрелкового батальона 1106 стрелкового полка этой дивизии капитан П.Ф Клепач водрузил красное знамя над гостиницей «Смоленск», что стало символом освобождения всей Смоленщины. В сентябре 1943 года дивизия была удостоена почётного наименования «Смоленская». Войну закончила в Праге как 331 стрелковая Пролетарская, Брянско-Смоленская дважды Краснознаменная, ордена Суворова дивизия.

 Более двенадцати тысяч воинов дивизии были награждены орденами и медалями. Шести из них было присвоении звание Героя Советского Союза. Командиры 331 стрелковой дивизии - генерал-майор Ф.П. Король (в 1941 – 1942 годах), полковник Г.А. Куталев (в 1942 году), полковник А.Е. Клец (в 1942 году), полковник, а с сентября 1943 генерал-майор П.Ф. Берестов (в 1942 – 1945 годах). Летом 1945 года была расформирована.

 Воспоминания Шляпникова Николая Васильевича, гвардии полковника в отставке. 


 Ветеран Великой Отечественной войны, инвалид II группы. Председатель Совета ветеранов 331 Брянско-Смоленской Пролетарской дважды Краснознаменной ордена Суворова стрелковой дивизии. Почетный гражданин города Волоколамска. За время войны был дважды тяжело ранен. Имеет награды: ордена Отечественной войны I и II степеней, орден Красной Звезды, 22 медали, среди которых – медаль «За оборону Москвы».
 Николай Васильевич вспоминает: - По решению Правительства наш завод должен был эвакуироваться в город Киров. Каждому из нас предстоял выбор: армия или эвакуация. Я без колебаний выбрал первое. Всех, кто имел среднее образование, направили в резерв для зачисления в военные учебные заведения. Мы рвались на фронт, но в ответ на наши просьбы получали ответ: «Ждите». В начале декабря в роту пришли офицеры штаба, и через несколько минут разнеслась весть: «Отбирают желающих отправиться на фронт». Сразу же выстроилась очередь, и на другой день всех отобранных, в числе которых был Николай Шляпников, обмундировали и отправили на учебу, которая длилась две недели. В двадцатых числах декабря воинские эшелоны с ротами новобранцев были отправлены на фронт, и утром 1 января эшелон остановился на станции Снегири. Дальше железнодорожный путь был разрушен и предстоял 80-километровый пеший переход до Волоколамска, который совершили за три дня. В Волоколамске Николая Шляпникова направили в роту противотанковых ружей (ПТР), назначили наводчиком. 20-й армией решалась боевая задача – прорвать немецкую линию обороны по реке Лама. Осуществить это мешал мощный узел сопротивления немцев, расположенный на высоте 206. Эту высоту с деревней Лудина Гора еще 20 октября пыталась взять 1-я гвардейская танковая бригада, но сильно пересеченная местность - река Лама с ее обрывистыми берегами, овраги - и мощный обстрел немецких войск не позволили танкам подойти к вражеским позициям.

 Был разработан план по прорыву немецкой обороны, в котором большая роль отводилась артиллерии.

 Чтобы облегчить работу саперам, подразделения полка дважды выводились ночами на подступы к Лудиной Горе, подходили к вражеским заграждениям. "Немцы, думая, что готовится атака, освещали ракетами местность, открывали минометный огонь. Мы отходили на исходные позиции, а вражеские снаряды и мины рвались, нередко попадая на свои же проволочные заграждения и минные поля, - рассказывает Николай Васильевич. - В ночь на 14 января по проходам, проделанным саперами в минных полях, стрелковые подразделения нашего полка вышли на рубеж атаки. Немцы открыли по ним ружейно-пулеметный огонь. Вот тут-то и сказали свое слово артиллерийские полки: снаряд за снарядом рвались на позициях немцев. Это была подготовка атаки. Она длилась минут сорок. В течение этого времени все было покрыто клубами дыма и снежной пеленой. Затем огонь артиллерии был перенесен в глубину, и стрелковые подразделения пошли в атаку.

 Наша рота ПТР была во втором эшелоне, и мы видели, как стрелки захватывали рубеж за рубежом. Артиллерийский огонь переносился все дальше. Часа через два наш полк овладел Лудиной горой, а к концу дня соседний полк – деревней Посадники. Заранее подготовленная оборонительная линия немецко-фашистских войск была прорвана, открывался оперативный простор для наступления. Противнику был нанесен серьезный урон. После боев на Лудиной горе полки нашей дивизии устремились на запад, освобождая населенные пункты один за другим…" Ирина ЕФРЕМОВА

 Штурм Лудиной Горы
 Автор: полковой комиссар А. Карпов
(Полковник КАРПОВ Александр Яковлевич - http://podvignaroda.mil.ru/?#id=1531351762&tab=navDetailManAward и http://podvignaroda.mil.ru/?#id=1532083305&tab=navDetailDocument - 19.07.1945 г. награжден медалью "За оборону Москвы" - на октябрь 1941 - февраль 1942 гг. - участник обороны Москвы в качестве руководителя оперативной группы по выпуску газеты "Красная Звезда" в Москве; на 1944 год - в воинском звании "полковник" находился в должности заместителя ответственного редактора газеты "Красная Звезда").

После взятия в декабре города Волоколамска части генерала Власова, преследуя отступающего противника, встретили очень сильное сопротивление в районе Лудиной Горы. Они неоднократно атаковали немцев, но каждый раз вынуждены были отходить на прежние позиции. Тщательная разведка выявила, что здесь имеется весьма прочный узел вражеского сопротивления. Центром его являлась Лудина Гора.Лудина Гора — это населенными пункт того же названия и высота 206,3. Она расположена невдалеке от Волоколамска и господствует над всей окружающей местностью... - читать далее...

  Воспоминание полковника в отставке П.С. Фролова, а тогда политбойца стрелковой роты 331-й стрелковой дивизии:

 "Утром 6.12.41 в сильный мороз на НП дивизии, в сарае за окраиной поселка Лобня, собрались командир дивизии генерал Ф.П. Король, комиссар дивизии полковой комиссар Т.И. Коровин, начальник штаба подполковник Н.Ф. Пуховский, начальники служб. Обсуждали, как лучше, с меньшими потерями выполнить поставленную задачу. В это время на НП прибыли начальник штаба армии Л.М. Сандалов, за отсутствием командующего армией исполнявший его обязанности, и член Военного совета армии дивизионный комиссар П.Н. Куликов. Заслушав доклад об обстановке, Л.М. Сандалов потребовал главные усилия сосредоточить на быстрейшем освобождении Красной Поляны, где противник создал сильный узел сопротивления и устанавливает дальнобойные орудия" - ист. http://fanread.ru/book/10900758/?page=5

 Заместитель председателя Совета ветеранов Лобни, капитан в отставке Владимир КОЛТЫПИН о мужестве и стойкости защитников этих мест.

« ...Лобненский рубеж обороны стал для противника поистине камнем преткновения. С привлечением местного населения здесь, вдоль железнодорожной магистрали, вырыли многокилометровый ров шириной 6 и глубиной 4 метра.Этот ров прикрывался несколькими рядами колючей проволоки, противотанковыми и противопехотными минными полями, дотами. Гитлеровское командование не щадило своих солдат, раз за разом бросая их на эти многослойные редуты. Вражеская авиация постоянно наносила по ним бомбовые удары авиации противника. Но все было тщетно.

Основной бросок на Москву немцы пытались осуществить через Красную Поляну и станцию Луговую. Против них насмерть стояли бойцы 1104-го и 1106-го стрелковых полков, 28-й, 35-й стрелковых и 64-й морской стрелковой бригад, другие части и подразделения наших войск.

Или взять боевой расчет воинов-зенитчиков, которым командовал сержант Г. Шадунец. Одновременно 23 танка при поддержке пехоты двинулись на оставшееся единственным от батареи орудие. Расчет вступил в неравный бой с противником. И красноармейцы выиграли этот бой, уничтожив 6 бронированных машин врага. За совершенный подвиг командир орудия, наводчик рядовой Б. Баранов и заряжающий рядовой В. Петреев были награждены орденом Красной Звезды. После войны сержант Г. Шадунц будет удостоен высокого звания "Почетный гражданин г. Лобни", а на месте своего легендарного боя ныне застыло знаменитое зенитное орудие. С первых дней на захваченных противником территориях развернулось мощное партизанское движение. В местах боевых действий начали спешно разворачиваться многочисленные донорские пункты. Для этого не требовалось агитпризывов. Люди отчетливо понимали, что для спасения сотен, тысяч раненых нужна кровь, и сами шли для ее сдачи. Высокие духовные, патриотические качества проявило местное население и в сборе пожертвований для фронта. Именно в этом единении фронта и тыла был основной залог нашей будущей Победы.

Одним из первых ее громких аккордов стал разгром немцев в районе Красной Поляны. Этот населенный пункт тогда часто мелькал в боевых сводках Совинформбюро. В целом же героическая оборона на Лобненском рубеже длилась с 29 ноября по 8 декабря 1941 года. Теперь об этом молчаливо свидетельствуют шесть братских могил, где захоронены свыше 5 тысяч защитников района, 2 фронтовых мемориала, 14 военных памятников, 3 гранитных обелиска, 8 именных досок, 10 названий улиц. В Лобне также существуют два музея - боевой и трудовой славы и истории нашего легендарного танка Т-34.

Сюда постоянно приходят не только люди старшего поколения, но и молодежь. Постоянное внимание сохранению светлой памяти о погибших, пропаганде героического подвига в годы войны нашего родного Подмосковья уделяют в своей работе ветеранская организация города, возглавляемая Александром Жироховым - человеком, чья фамилия занесена в раздел "Родины славные сыны и дочери" пятого выпуска энциклопедии "Лучшие люди России". В этом разделе значатся также фамилии и двух других фронтовиков - Прокопия Колычева и Владимира Колтыпина. Словом, ветеранская организация Лобни, действуя в тесном контакте с местной администрацией, делает все для того, чтобы Лобненский рубеж обороны и сегодня проходил через сердца каждого жителя.»

 В течение 4 и 5 декабря бои приняли на фронте 1-й ударной армии ожесточенный характер; ряд пунктов переходил из рук в руки. Противник подбрасывал пехоту на автомашинах и танковые подразделения по дороге Федоровка, Ольгово, Яхрома, снимая части с левого фланга 30-й армии, и воздействовал на наши наступавшие войска боевыми действиями штурмовой авиации. Нашей авиации была поставлена задача поддержать наши войска и вести борьбу с немецкой авиацией. В связи с появлением на стыке 1-й ударной и 20-й армий 1-й танковой дивизии противника и создавшейся угрозы проникновения танков противника в стык между ними, командующий Западным фронтом приказал в течение 5 декабря (за счет ПТО сводной группы и средств 1-й ударной армии) организовать сильную противотанковую оборону района Икша, Белый Раст, Черная. Командующим 1-й и 20-й армий было указано перебросить танковые средства для взаимодействия с левофланговой группировкой. 
 

 Командующему 20-й армией было приказано в районе Белый Раст, Сухарево, Марфино построить плотную и глубокую противотанковую оборону, способную отразить массовую танковую атаку противника. Кроме того, командующий Западным фронтом приказал за счет частей дивизий перебросить для усиления стыка армий не менее 20 противотанковых орудий; срочно пополнить материальной частью (отремонтированной и новой) 24-ю и 31-ю танковые бригады. Войска 20-й армии, взаимодействуя с 1-й ударной и 16-й армиями, в течение 4 и 5 декабря продолжали вести бои за овладение районом Белый Раст, Красная Поляна. Борьба за Белый Раст также носила упорный характер; этот пункт дважды переходил из рук в руки. К исходу 5 декабря войска 20-й армии, отбивая яростные контратаки у Белого Раста, Красной Поляны, продолжали бои на линии, идущей восточнее Белого Раста и южнее Красной Поляны (Кузяево, станция Луговая, Горки, Шемякино); 31-я танковая бригада обороняла район Черное. В особых случаях распоряжением высшего командования заблаговременно создавались противотанковые районы и заграждения в пунктах или на стыках соединений и армии. Примером может служить приказ командующего Западным франтом 5 декабря об организации района противотанковой обороны на стыке 1-й и 20-й армий ввиду появления в районе Никольское, Белый Раст новой крупной танковой группировки противника. В конце ноября на правом крыле Западного фронта после захвата фашистскими войсками городов Клин, Рогачево, Солнечногорск; форсирования канала Москва-Волга в районе Яхромы; овладения Горками, Красной Поляной, Владычино и развернувшихся боев за деревню Киево - противник в районе Хлебниково вплотную подошел к внешнему поясу обороны Москвы. В Москве была слышна артиллерийская канонада. Но к этому времени уже производилось сосредоточение резервов Верховного Главнокомандования из глубокого тыла. 27 ноября по указанию товарища Сталина в Московской зоне обороны была срочно создана оперативная группа полковника Лизюкова в составе 28-й и 43-й стрелковых бригад, роты танков КВ и двух гвардейских минометных дивизионов. Ставкой Верховного Главнокомандования этой группе была поставлена задача: "Упорной обороной на рубеже Хлебникове, Черкизово не допустить прорыва противника на Москву". В тот же день группа по приказу командующего МВО, заняв оборонительный рубеж Ивакино, Черкизово, Усково, вступила в бой и преградила противнику путь к Москве. Правее группы Лизюкова 2-я Московская стрелковая дивизия (без 2-го стрелкового полка), имея задачу прикрывать рогачевско-дмитровское направление, с приданными ей 311-м пулеметным батальоном и 15-м гвардейским минометным дивизионом занимала оборону полосы северо-восточнее Химок. 29 ноября 40-й стрелковой бригаде был дан приказ:

"Немедленно по боевой тревоге выступить в направлении Красногорск, Нахабино, Дедовск и занять оборону на подготовленном рубеже с задачей не допустить прорыва танков и пехоты противника в направлении Красногорск".

 Следовательно, наиболее опасные для Москвы в конце ноября северный и северо-западный секторы обороны, благодаря своевременному подходу частей резерва Верховного Главнокомандования и включению их в состав войск Московской зоны обороны, были прикрыты. С 29 ноября по 2 декабря под Москвой производилось сосредоточение и развертывание войск 20-й, 60-й и 24-й армий. На рассвете 2 декабря вновь сформированная 20-я армия перешла в наступление с задачей окружить и уничтожить противника в районе Красная Поляна, Владычино, Холмы. К этому времени 20-я армия вышла из состава войск Московской зоны обороны и была включена в состав Западного фронта; 11 декабря она заняла Солнечногорск. В конце ноября части 2-й Московской стрелковой дивизии своей активной обороной сдерживали наступление прорвавшегося противника в районе Озерецкое, Мышецкое, Владычино, Красная Поляна, Катюшки, Киево - вплоть до подхода из резерва частей 20-й армии. С фронта в полосе между 30-й и 16-й армиями, куда немцы вгоняли свой клин, вступили в дело резервные армии Главного Командования (1-я и 20-я армии). 5-я армия удерживала свои позиции у Звенигорода и далее на юго-запад вдоль Москвы-реки, охватывая противника с юго-востока. Плотность фронта была неравномерной. Наиболее плотная группировка войск создалась на правом крыле, где мы имели в целом сплошной оперативный фронт. Наибольшая плотность была на участке нашей 16-й армии: одна стрелковая дивизия на 3 км и около 20 орудий и 20 минометов на 1 км. У немцев здесь приходилась одна дивизия на 5 км, 12 орудий и 10-15 минометов на 1 км. На левом крыле сплошного оперативного фронта не было, войска действовали по отдельным направлениям. Наименьшая плотность была на фронте нашей 50-й армии, где одна стрелковая дивизия приходилась на 17 км. Части 20-й армий 5 декабря вели бои с противником за овладение рубежом Белый Раст - Красная Поляна. Противник оказывал упорное сопротивление на всем фронте. 64 стрелковая бригада с группой танков 24 танковой бригады сражались за д. Кузяево, 35 стрелковая бригада в ночь на 5 декабря заняла оборону на рубеже: Катуар, Сухарево, Марфино, Ларево, ст. Луговая, Шолохово, Киово, 331 стрелковая дивизия с 134 танковой бригадой и 7 огмд бились с врагом на рубеже Горки, Катюшки, Пучки, 28 стрелковая, 135 танковая бригады, - Катюшек, Носова, Перепечено, Красной Поляны, 352 стрелковая дивизия обороняла прежнюю полосу обороны, 31 танковая бригада - район Черное, Ларево, Хлябово.
В течение первых двух недель (с 6 по 19 декабря) наступление армий Западного фронта развертывалось следующим образом:

  • правое крыло (1, 20, 16-я армии) прошло за это время 90-70 км (средний темп 6-7 км в сутки);

  • центр (33-я, 43-я армии) фактически не продвигался;

  • левое крыло продвигалось неравномерно; его северная часть (49-я армия) имела небольшое продвижение, но на южном (заходящем) фланге темп нашего наступления нарастал — 1-й гвардейский кавалерийский корпус наступал со средней скоростью 8-9 км, а 10-я армия — 12-15 км в сутки, в результате чего было пройдено около 160 км.

  Воспоминания Шляпникова Николая Васильевича, гвардии полковника в отставке. 

 Ветеран Великой Отечественной войны, инвалид II группы. Председатель Совета ветеранов 331 Брянско-Смоленской Пролетарской дважды Краснознаменной ордена Суворова стрелковой дивизии. Почетный гражданин города Волоколамска. За время войны был дважды тяжело ранен. Имеет награды: ордена Отечественной войны I и II степеней, орден Красной Звезды, 22 медали, среди которых – медаль «За оборону Москвы».

 "- По решению Правительства наш завод должен был эвакуироваться в город Киров. Каждому из нас предстоял выбор: армия или эвакуация. Я без колебаний выбрал первое. Всех, кто имел среднее образование, направили в резерв для зачисления в военные учебные заведения. Мы рвались на фронт, но в ответ на наши просьбы получали ответ: «Ждите». В начале декабря в роту пришли офицеры штаба, и через несколько минут разнеслась весть: «Отбирают желающих отправиться на фронт». Сразу же выстроилась очередь, и на другой день всех отобранных, в числе которых был Николай Шляпников, обмундировали и отправили на учебу, которая длилась две недели. В двадцатых числах декабря воинские эшелоны с ротами новобранцев были отправлены на фронт, и утром 1 января эшелон остановился на станции Снегири.

 Дальше железнодорожный путь был разрушен и предстоял 80-километровый пеший переход до Волоколамска, который совершили за три дня. В Волоколамске Николая Шляпникова направили в роту противотанковых ружей (ПТР), назначили наводчиком.

 20-й армией решалась боевая задача – прорвать немецкую линию обороны по реке Лама. Осуществить это мешал мощный узел сопротивления немцев, расположенный на высоте 206. Эту высоту с деревней Лудина Гора еще 20 октября пыталась взять 1-я гвардейская танковая бригада, но сильно пересеченная местность - река Лама с ее обрывистыми берегами, овраги - и мощный обстрел немецких войск не позволили танкам подойти к вражеским позициям. Был разработан план по прорыву немецкой обороны, в котором большая роль отводилась артиллерии. Чтобы облегчить работу саперам, подразделения полка дважды выводились ночами на подступы к Лудиной Горе, подходили к вражеским заграждениям. 

 "Немцы, думая, что готовится атака, освещали ракетами местность, открывали минометный огонь. Мы отходили на исходные позиции, а вражеские снаряды и мины рвались, нередко попадая на свои же проволочные заграждения и минные поля, - рассказывает Николай Васильевич.

 - В ночь на 14 января по проходам, проделанным саперами в минных полях, стрелковые подразделения нашего полка вышли на рубеж атаки. Немцы открыли по ним ружейно-пулеметный огонь. Вот тут-то и сказали свое слово артиллерийские полки: снаряд за снарядом рвались на позициях немцев. Это была подготовка атаки. Она длилась минут сорок. В течение этого времени все было покрыто клубами дыма и снежной пеленой. Затем огонь артиллерии был перенесен в глубину, и стрелковые подразделения пошли в атаку. Наша рота ПТР была во втором эшелоне, и мы видели, как стрелки захватывали рубеж за рубежом. Артиллерийский огонь переносился все дальше. Часа через два наш полк овладел Лудиной горой, а к концу дня соседний полк – деревней Посадники. Заранее подготовленная оборонительная линия немецко-фашистских войск была прорвана, открывался оперативный простор для наступления. Противнику был нанесен серьезный урон. После боев на Лудиной горе полки нашей дивизии устремились на запад, освобождая населенные пункты один за другим…"

Штурм Лудиной Горы 12.1941-01.1942 гг. - кто брал?? - попытка развенчать миф

 

 "...Конечно, наваленные кучами трупы увидишь только в голливудских фильмах и местах массовых расправ фашистов с мирными советскими гражданами. На поле боя редко встретишь плотности более 2-3 человек на 100 квадратных метров, горам трупов просто неоткуда взяться.
 Суть не в том, сколько фашистов было в 6 дотах, а в том, сколько их было всего на той высотке.

 

 Речь идёт о штурме высоты 296,3, называемой Лудиной горой. Эту часть рубежа на реке Ламе обороняла 23 пд генерала Гельмесгерберга. А штурмовали части 20-й армии генерала Власова. Того, который впоследствии стал предателем.
 Лудина гора являлась основным укреплением немцев в этом районе. Кроме 6 дотов там имелось много дзотов, сотни пулемётных гнёзд, орудий ПТО и миномётов, несколько рядов глубоких траншей. Непосредственно на высоте оборонялся пехотный полк и были сосредоточены основные силы дивизионной артиллерии. Высота была ключевой на этом участке фронта. Перед ней был глубокий овраг недоступный для танков.
 Сразу после взятия Волоколамска, 20 декабря 1941 года, атаки сходу на эту гору успеха не принесли. Поэтому к 25 декабря оперативная группа Катукова, проведя необходимую разведку, получила разрешение обойти гору и атаковать её со стороны доступной для танков. С исходной линии Тимково-Тимонино. Для этого 26 декабря было отбито у противника село Михайловское силами мотострелкового батальона Голубева из 1 гвардейской танковой бригады при поддержке танков этой бригады, а затем, 27 числа, 64-я морская бригада Чистякова освободила село Владычино при поддержке 6 танков.

С утра 28 декабря немцы ожесточённо бомбили село Ивановское, где находился штаб оперативной группы и 1 гв. ТБр, а также село Михайловское. В полдень последовали контратаки немцев силами до полка пехоты при 5 танках на Ивановское и примерно такими же силами на Михайловское, с целью срезать вбитый в оборону клин. Обе атаки были отбиты.
 Затем, 31 декабря, силами 40 стрелковой бригады и роты танков 1 гвардейской ТБр освободили село Тимково. Тем самым вплотную вышли к Лудиной горе с тыла. Но на узком участке. В начале января пытались взять Биркино и Тимонино, Биркино взяли, а Тимонино взять не удалось. То есть, отрезать противнику пути отхода с Лудиной горы не удалось.
 Поскольку уже с 10 января Катуков имел приказ наступать в сторону Гжатска, штурм Лудиной горы назначили на 5 января. Была проведена подробная разведка Лудиной горы с нового направления.
 В 4.50 началась артподготовка, для осуществления артиллерийской поддержки наступления Катукову придана была артиллерийская группа майора Кожухова. Артподготовка длилась 20 минут, после чего по высоте отработали реактивные миномёты. Атаку вели части 331 стрелковой дивизии и все танки бригады Катукова.
Немецкий гарнизон отступил под угрозой полного окружения, бросив укрепления, артиллерию, миномёты и исправные грузовики.
 Разумеется, Катуков не упустил возможности преследовать убегавших фрицев.
 О потерях можно спорить, или посмотреть соответствующие донесения, но на мой непрофессиональный взгляд, наши потери на той горе около 100 человек убитыми и около 200-300 раненых.
 Потери немцев на этой горе, опять же донесений я не видел, составляют около 1000 человек убитыми и ранеными и вся матчасть. Упорства в бою за Лудину гору противник не проявил, гораздо больше упорства противник проявил в боях за коммуникации к Лудиной горе, когда её обходили. Вот там мы имели немалые потери, но тоже вполне адекватные.
 Отсутствие артиллерии у советских войск при штурме этой горы является интеллигентской кухонной байкой, так же как и горы трупов на её склонах.
 Штурм Лудиной горы, конечно, не совсем типичный пример, поскольку Катуков не совсем обычный командир, да и действие происходило на главном направлении, но всё же он не один герой, другие командиры, менее известные, действовали не менее умело.
 Основной проблемой при атаке немецкого опорного пункта была изоляция поля боя от подходящих резервов, так как немцы создавали свои пожарные команды как на оперативном, так и на тактическом уровнях. Эта проблема решалась множеством разнообразных способов. Путём просачивания, прорывом десантом на танках, под прикрытием дыма, тумана, ночью, по огневым коридорам, по складкам местности. Прорвавшиеся подразделения занимали оборону на тыловых коммуникациях и препятствовали подходу резервов и отходу обороняющихся. Изоляция поля боя также достигалась действиями авиации и/или планированием огня артиллерии, заградительный огонь, дальнее огневое нападение и т.п., а также темпом самого наступления, ведь если быстро опорный пункт захватишь, то подкрепления опоздают ему помочь.
 Второй проблемой была проблема сближения, выхода на рубеж атаки. И здесь вариантов действий масса. Прежде всего используются особенности местности, затем прикрытие дымами, артподготовкой, огневым валом, корпусом бронетехники, даже стальными кирасами, но главное - огня побольше. Если было время, рыли передовую траншею вблизи немецкого переднего края, а к ней ходы сообщения, в ней легче накапливаться для атаки. Обязательна контрбатарейная борьба, поддержка орудий прямой наводки, огневое сопровождение и так далее.
 Третья проблема - расстроить систему огня. Как написано в наставлении по стрельбе из "Максима", станковый пулемёт недоступен для пехоты, пока жив хоть один пулемётчик. Поле боя разделено обороняющимися на сектора обстрела и любая атака в этих секторах обречена на провал, как бы вас заградотряды с комиссарами не погоняли. Существуют два основных варианта действий, уничтожение огневых средств противника и их подавление, есть ещё отвлечение огня, но это уже экзотика.
 Соответственно по обнаруженным огневым средствам ведётся огонь на поражение, а по не обнаруженным на подавление. Для всего этого выделяются специальные артиллерийские силы. Например, в период артиллерийской подготовки атаки часть артиллерии ведёт огонь по площади, на подавление, для разрушения заграждений перед передним краем, часть выделяется для контрбатарейной борьбы, а часть выделяется для уничтожения обнаруженных целей. В период движения от рубежа развёртывания к рубежу атаки часть артиллерии ведёт огонь на подавление по площадям, а часть на огневое сопровождение, в готовности работать по появляющимся целям. В период самой атаки по возникающим целям должны стрелять специально выделенные орудия прямой наводки, танки и САУ НПП, которые перед этим выкатываются на заранее намеченные позиции. Разумеется все эти этапы предварительно тщательно расписываются, назначаются кто за что отвечает, выделяются нормы снарядов, нормы времени, распределяются ориентиры, порядок связи, порядок взаимодействия, сектора и полосы ответственности и прочие дела. Конечно, особенно при атаках с ходу, не всё всегда было гладко, но жизнь заставляла ретивых удаль поумерить, ленивых шевелиться, а глупых думать.
 Окопная война, как правило, проблемы уже не представляла. Если в первые два года войны большие рукопашные были редкостью, поскольку немцы их и тогда не любили, то потом уже стали вовсе эпизодичны, поскольку немцы их уже избегали. Тем не менее, борьба в рукопашную небольших групп штурмующих и обороняющихся была обычным и частым делом на протяжении всей войны. Но чаще немцы оставляли позиции, когда видели, что без рукопашной их не удержать. Не помню упоминаний, чтобы немцы бросались в контратаку, чтобы отбросить наших с рубежа метания гранат. А наши так делали постоянно, потому что на дистанции 50-100 метров вся их огневая мощь ничего не стоит, своих заденут. По той же причине и в обороне бывало выносили передний край на 100-200 метров от немцев, если у них было преимущество в артиллерии или авиации. Поскольку от стрелкового оружия укрыться легче, чем от бомб и снарядов. Обычно же ширина ничейной полосы около километра, зависит больше от характера местности и дальности действительного огня прямой наводкой.
 Вовсе не обязательно, чтобы потери наступающих были больше, чем у обороняющихся. Наоборот. Наступление проходит легче, чем оборона. Ведь наступающий заранее готовится к удару, стягивает силы, разрабатывает планы. А обороняющийся может только подготовить позиции, если успеет, а куда стянуть силы и как конкретно действовать заранее не знает. Строит кучу планов на все случаи жизни, что приводит к распылению сил, вот вам и оборона.
 Если посмотреть потери в наступательных и оборонительных операциях у того же Кривошеева, видно, что в наступлении общие потери 20-30% участников, редко 40%, когда наступление не удалось, а в обороне от 50-60% при удачном исходе, до 80-90% при неудаче. И неудачи в обороне бывают чаще. Неудачные наступления - 20% случаев, а неудачные обороны - 80% случаев, включая те 60% случаев, когда удавалось отойти на тыловой рубеж сохраняя минимум боеспособности. Потому, что в наступлении ты бьёшь пока не устанешь, а в обороне тебя бьют пока не устанут. И количество дотов здесь дело десятое, доты позволяют замедлить движение наступающих, поскольку к их уничтожению надо готовиться, время тратить, но всё это дело техники, на потери доты мало влияют, не было дураков, которые без надобности им под прицел совались.
 Каждый бой неповторим, хотя все похожи. Никогда, ни в одном бою, не было такого, чтобы просто взяли и кучей побежали. Командир борется с командиром, солдат с солдатом. Каждый стремится сделать как можно правильней и лучше. Каждый стремится выжить сам и убить врага. На войне жизнь зависит от правильности действий. Абы как там не сделаешь при всём желании. Конечно, ошибок тоже было много, нервов, взаимных упрёков. Зачастую ветераны это больше помнят, поскольку если гладко всё прошло, так это так и должно быть, а если что не так, значит кто-то недодумал. Работа нервная.
 Поэтому, каждый раз приходилось принимать новые решения, каждый раз думать, как их гадов убивать.
 Скажем двойной огневой вал, когда под прикрытием первого огневого вала танки с десантом перескакивают через первую, предварительно подавленную артиллерией траншею и высаживают десант за ней, атакуя вторую траншею. В это время пехота в три цепи и цепь танков атакует первую траншею за вторым огневым валом.
 Или ложный перенос огня. Когда артиллерия заканчивает обрабатывать первую траншею и переносит огонь на вторую, немцы высылают по ходам сообщения силы в первую траншею, чтобы восстановить систему огня к моменту атаки. А вместо атаки повторяется огонь по первой траншее.
 Ложное выдвижение, когда после артподготовки по ходам сообщения в первую траншею и исходные районы выдвигают чучела и макеты. Артиллерия противника оживает стремясь накрыть исходные районы, пехота противника выдвигается на передний край для отражения атаки, а по ним открывают огонь специально выделенные силы и запас снарядов на это выделен, и наблюдатели следят, и корректировщики.
 Девид Гланц специальную книжку написал, про хитрости на "восточном фронте", видно опыт перенимает, только это не хитрости, обычная борьба, обычная война.  Никаких дурных атак кучей на пулемёты никогда не было. Подобные дурацкие байки могут сочинять только те, кто пулемёта в глаза не видел и вообще реальным делом никогда не занимался. А тот, кто видел, как пулемёт кирпичную стенку в труху разносит, или хотя бы слышал звук выстрела, тот вряд ли сможет себе представить атаку кучей на пулемёт.

 Гарибян Игорь Людвигович".

 http://www.poteryww2.narod.ru/kritika/kritika_6.html - источник: http://forum.patriotcenter.ru/index.php?topic=66634.msg414834#msg414834

331 Брянско-Пролетарская СД
331 Брянско-Пролетарская СД
  • Facebook Social Icon
  • img81_edited
  • Facebook - Black Circle
  • YouTube - Black Circle