16-я АРМИЯ (2-е формирование)

 Сформирована 10 августа 1941 года путём реорганизации группы войск ярцевского направления Западного фронта под командованием генерал-майора К. К. Рокоссовского.

 С 11 августа 1941 года войска армии во взаимодействии с 19, 24, 30-й армиями наносили удары по противнику, перешедшему на московском направлении к обороне.

 В конце сентября армия совместно с другими войсками фронта занимала оборону на рубеже Осташков, северо-западнее Ельни.

Командущий Армией -
генерал-лейтенант
Рокоссовский  Константин Константинович

 Зам. комманд. Армии

- генерал-майор​     
Захаров Фёдор Дмитриевич

Командующий артиллерией
- генерал-майор артиллерии
Казаков Василий Иванович

Член военного совета

- дивизионный комиссар
А.А. Лобачёв

Начальник политотдела

- бригадный комиссар
А.И. Маслёнов

Командир 18-й

стрелковой дивизией

полковник (с 3.05.42 - генерал-майор)

Чернышов Петр Николаевич

Примечание: подчинённость 16А некоторых подразделений - условное [подчинялись напрямую ЗФ и Ставке]. Решениями Ставки и командования Западного фронта принадлежность/подчинённость подразделений менялась, к примеру  пользу 1-й ударной армии (01.12.41 передана группа Захарова) или 20А перед началом наступления на рубеже р. Ламы передан 2-й гв.кк. То же касается и принадлежности танковых бригад - 24-й и 31-й, ударных групп Катукова и Ремизова и др. - прим. Авт.

Документы военных лет 16-й Армии

 С началом Московского сражения в начале октября 1941 года основные силы армии оказались в окружении и были разгромлены. Из окружения вышло только управление армии, которому были подчинены новые части и соединения. Войска армии включились в оборонительные бои на Можайской линии обороны. С 7 октября в полосе обороны армии начала действовать приданная ей 316-я стрелковая дивизия, с 29 октября — 4-я танковая бригада.

 Соединения и части армии (126-я [13 декабря 1941 года расформирована, имея в составе менее тысячи человек, без ведома наркома обороны] и 316-я стрелковые дивизии), кавалерийская группа (50-я и 53-я кавалерийские дивизии), отдельный курсантский полк Московского пехотного училища им. Верховного Совета РСФСР и другие части фронта участвовали в Можайско-Малоярославецкой (10—30 октября) оборонительной операции.

 23 октября 1941 года немецкие войска возобновили наступление на волоколамском направлении в полосе 16-й армии.

 В связи с угрожающей обстановкой на правом фланге 16-й армии решением Ставки Верховного Главнокомандования [23 ноября 1941г.] на этот участок фронта автотранспортом перебрасывается с Калининского фронта 133-я стрелковая дивизия генерал-майора В.И. Швецова. [действовала в составе 16А до 1 декабря 1941 года - прим. Авт.]

Карты военных лет 16 Армии

 В ноябре 1941 года за боевые заслуги при обороне Москвы на Волоколамском направлении некоторые части армии получили наименование «гвардейские». 11 ноября 4-я танковая бригада преобразована в 1-ю гвардейскую. 18 ноября 316-я стрелковая дивизия — в 8-ю гвардейскую. 29 ноября 3-й кавалерийский корпус (в составе 50-й и 53-й кавалерийских дивизий) преобразован во 2-й гвардейский.

 

 В январе 1942 года армия вела наступательные бои на гжатском направлении.

Командование 16-й армии на военном совете

Приказ о расстреле трусов и паникёров

Приказ о расстреле трусов и паникёров

 В феврале 1942 года её войска были переданы 5-й армии, а полевое управление направлено в район Сухиничи, где приняло часть войск и полосу обороны от 10-й армии. Участвовала во фронтовой операции Западного фронта - Контрудар войск Западного фронта в районе Сухиничи, Козельск с 22 по 29 августа 1942 года.

 

 До мая 1943 года войска армии вели оборонительные и наступательные бои на жиздринском направлении.

 1 мая 1943 года на основании директивы Ставки ВГК от 16 апреля 1943 года армия была преобразована в 11-ю гвардейскую армию в составе Западного фронта.

Состав Армии на 1 декабря 1941 [группа Захарова передана 1-й ударной армии]:

 Оперативная группа Захарова появилась 19 ноября 1941 г., когда заместитель командующего 16-й армией прибыл под г. Клин, чтобы объединить под своим началом части армии, оборонявшие город.

Можно выделить три этапа боевого пути группы:

- участие в обороне Клина и отход к Рогачевскому шоссе (с 19.11.1941 примерно по 25.11.1941);

 

- бои в районе Рогачевского шоссе (с 26.11.1941 по 02.12.1941);

 

- действия в составе 1-й ударной армии с 03.12.1941 по 13.12.1941 (отражение наступления противника на икшанском направлении, переход в контрнаступление и ликвидация группы). - источник...

 "Генерал Захаров объединил все части, находившиеся в том районе. В его группе войск были 17-я кавалерийская, 126-я и 133-я стрелковые дивизии, полк училища имени Верховного Совета и 25-я танковая бригада (вернее сказать, то, что осталось от этих соединений). У противника же, как мы установили в ходе боев, на дмитровско-яхромском направлении действовали части 6-й и 7-й танковых дивизий, 23-я и 106-я пехотные дивизии, а с 1 декабря здесь появились и части 1-й танковой дивизии.

Конечно, остановить массу немецко-фашистских войск, устремившихся к Дмитрову и Яхроме, группа Захарова не могла. Но задачу всемерно замедлить продвижение врага она выполнила блестяще. Отходя с тяжелыми боями от рубежа к рубежу, войска под командованием Ф. Д. Захарова вынуждали противника останавливаться, развертываться и пробивать себе дорогу. В десятидневных боях, оказываясь иногда в окружении, прорываясь и нанося удары по врагу с фронта и с тыла, воины группы, как и все защитники Москвы, воодушевлялись одним желанием — уничтожать любыми способами как можно больше гитлеровцев, ослаблять их силы до решающего момента. А этот момент приближался..." - Рокоссовский К.К.

ВОСПОМИНАНИЯ ВОИНОВ 16-Й АРМИИ

 В своих мемуарах маршал Г.К. Жуков среди воинских соединений, особо отличившихся в Московской битве, наряду с 112-й танковой дивизией А.Л. Гетмана (награждена орденом Боевого Красного Знамени) отмечает и другую кадровую дальневосточную дивизию, которая сражалась на Волоколамском шоссе, — 78-ю стрелковую А.П. Белобородова (ей было тогда присвоено звание 9-й гвардейской).

 Командир 78 сд, А.П. Белобородов вспоминает:

 "Описывая этот случай, Георгий Константинович ничего не сказал о том, как он помог нашей 9-й гвардейской и лично мне как ее командиру в эту памятную ночь на 1 декабря 1941 года. С маршалом Г. К. Жуковым мне довелось встречаться на фронте несколько раз, сперва под Москвой, затем под Великими Луками. Я сибиряк и впечатлительностью не страдаю. Но влияние на окружающих этой недюжинной—и как командира, и как просто человека—личности было столь сильным, что и сегодня, сорок пять лет спустя, я отчетливо помню не только суть каждого с ним разговора, но и его лаконичные фразы. Многому он меня научил. Он, например, никогда не опекал подчиненных по мелочам, однако бывало и так, что он, командующий Западным фронтом, вдруг приказывал направить туда-то стрелковый полк или батальон. И каждый такой приказ, как потом выяснялось, попадал в самую точку.
 Был случай под городом Истра. С фронта нас атаковала моторизованная дивизия СС «Рейх», с севера пыталась обойти 10-я танковая дивизия. А на южном и наиболее слабом нашем фланге было более или менее спокойно. Получаю через штаб 16-й армии личный приказ командующего фронтом: выдвинуть на высоты, что за южным флангом, батальон с артиллерией. Обстановка труднейшая, эсэсовцы и танковая дивизия атакуют непрерывно, мне дорог там каждый взвод и каждое орудие, а тут снимай целый батальон и перебрасывай на «тихий» южный фланг. Но приказ есть приказ. Ночью перебросили батальон капитана Романова с артиллерией, а на рассвете он уже отбивал сильные атаки обходившей нас с юга 252-й немецкой пехотной дивизии с танками. И если бы не этот своевременный приказ Г. К. Жукова, основанный, видимо, на данных разведки, наша дивизия очутилась бы в критической ситуации.

 Еще раньше был похожий случай на реке Озерне. Мы только что прибыли эшелонами с Дальнего Востока, выгрузились в Истре, и вот личный приказ командующего фронтом: выдвинуть на передовую один стрелковый полк с артиллерией, а большую часть дивизии оставить в резерве фронта. Так и вступил я в бой одним полком на реке Озерне. Тяжко было, но выстояли. Уже после войны маршал сам вспомнил этот случай.
Помнишь,—говорит,—что было у тебя на Озерне, за левым флангом?
Такое не забудешь,—ответили.
Вот именно! — сказал он. — Пустота была. Десять километров оперативной пустоты. У тебя слева, у Чернышева справа, у Панфилова с обоих флангов. А прикрыть нечем. Двинуть туда последний резерв? Лишить оборону глубины? Дилемма! — И, подумав, сказал: — На войне расчет с просчетом по соседним тропинкам ходят.
 Но вернусь в 1 декабря, к пресловутой деревне Дедово. Разговор о ней занял минуты две-три, не более. Главное внимание командующий уделил правому флангу нашей 9-й гвардейской дивизии. Меня поразило, что генерал Жуков знает обстановку до деталей. Будто не я, но он сам обошел-облазал наш передний край. Когда я стал объяснять, что фронт дивизии образовал прямой угол, что сильный удар немецких танков по северной стороне угла может вывести их на Волоколамское шоссе, к Красногорску, он сказал, что приехал ко мне не ревизором и передает в мое подчинение две танковые бригады и батальон пехоты.
Это подкрепление помогло нам удержать фронт в ожесточеннейших боях 1 — 5 декабря. Выбили десятки вражеских танков. Ударная сила немецких 10-танковой и моторизованной эсэсовской дивизий была сломлена, и мы совместно с другими соединениями Западного фронта без паузы перешли от обороны к наступлению и погнали врага на запад"
. -
[Белобородов о Жукове]

  • Facebook Social Icon
  • img81_edited
  • Facebook - Black Circle
  • YouTube - Black Circle